Главная / Культура / Курт Воннегут: «Мы появились на Земле для того, чтобы валять дурака»

Курт Воннегут: «Мы появились на Земле для того, чтобы валять дурака»

11 ноября 1922 года родился великий американский писатель Курт Воннегут

Владимир Вестерман

Есть два автопортрета американского писателя-сатирика, писателя-фантаста Курта Воннегута. Они оба существуют в письменной форме и опубликовал в своей автобиографической книге “Вербное воскресенье” (1981).

Итак, первый (Курт Воннегут 44):

“Он ветеран и отец двоих детей, широкой, гибкой, уверенной. Он сидит в кресле, одетый в потертый твидовый пиджак, серые фланелевые брюки и голубую рубашку. Он сутулится, держит руки в карманах. Льется интервью с канонадой кашле и чихании, последствия осенних заморозков и давнего пристрастия к сигаретам. Говорит раскатистый баритон, в типичный житель Среднего Запада образом. Время от времени он улыбается, это улыбка человека, который видел и помнил почти все: депрессия, война, близость неминуемой смерти, идиотизм, корпоративных общественных связей, шестеро детей, финансовые проблемы, задержка признание”.

Второй портрет описывает Курт Воннегут, как это было в 1976 году, через 54 года после рождения:

“…он движется со спокойным дружелюбием его собака, старый друг семьи. Все он какой-то взъерошенный длинные вьющиеся волосы, усы и располагающая улыбка выдают в нем человека, который одновременно завораживает и печалит мира. Летом он снимал дом Джеральда Мерфи. Он работает в маленькой спальне в конце коридора, где Мерфи, художник, бонвиван и близкий друг для многих гигантов пера, умер в 1964 году. Со своего места Воннегут видит лужайку перед домом, а за ним на большой кровати с белым пологом. На столе рядом с пишущей машинкой, лежали интервью с Энди Уорхолом, “внутренней зоне” Клэнси Сигал и несколько пустых пачек сигарет… Воннегут тар “Пэлл-Мэлл” в 1936. (…) Его голос низким и спокойным, когда он говорит, неизбежный обряд закуривания очередной сигареты, как ставит запятую в разговоре. Больше ничего, ни звонков, ни лая небольшого лохматого пса по кличке Тыковка, не отвлекать внимания Воннегут. Действительно, как сказал Дэн Уэйкфилд о его одноклассница в школе shortridgei, “он много смеялся и был добр ко всем””.

Он был намного моложе – “две жены тому назад, 250 тысяч сигарет тому назад, три тысячи литров спиртного тому назад…” Еще не эта цитата из его романа “Колыбель для кошки” (1963). Не было ни одного из 14 его романов, не все из которых, по его словам, “великое творение американского гения,” эти годы были созданы на машинке:

“Я работал над ним в течение шести лет. Я зарычал и ударился головой о батарею. Я топтал залах всех нью-йоркских отелях, думая об этой книге, я рыдал и голыми руками, ломал мебель и старинные часы”.

Это про “Вербное воскресенье”, который, по сути, не роман, и остроумный сборник очерков о жизни американских немец Курт Воннегут-младший, и об огромном количестве своих предков. На страницах “Воскресения” он безжалостно оценил свою жизнь и написаны книги. Никто из них были, по его оценке, “великое творение американского гения”. Только четыре из его книг, он поставил пять. Пять плюс он поставил только два: романы “Колыбель для кошки” и “Бойня номер пять, или Крестовый поход детей”. Что же до нас, он непременно заслуживает высшей оценки всех его творений. В пространстве всех стран, где я еще не разучился читать, в том числе и в России.

Его имя, Курт Воннегут-младший, написано так, потому что он был еще Курт Воннегут-старший все предки писателя были огромное количество:

“Восемь предков Курт Воннегут-младший, четыре прабабушки и четыре прадедушки, был частью массового переселения немцев на Западе, которая длилась полвека, с 1820 по 1870-й. Их имена: Клеменс Воннегут-старший и его жена, Кэтрин бланк; Генри Снелл и его жена, Матильда Шрамм; Петр Либера и его жена, Софи Сент-Андре; Карл Барус и его жена, Элис Mollman. Их предки были шестнадцать прапрародители: Джейкоб Шрамм и его жена, Джулия Junghans; Иоганн пустой и его жена, Энн Мари Огер. Оставшиеся двенадцать и своих предков канули в безвестность. Они никогда не покидали Германию. Их кости лежат в земле кольцо”.

Курт Воннегут писал, что он не знал, почему он не погиб во время самой страшной войны в истории человечества. Ближе всего к смерти, он был на 13 февраля 1945 года, когда союзные войска сожгли немецкий город Дрезден. Понадобилось 24 года, чтобы написать этот роман “Бойня номер 5” (1969). Этот роман имеет подзаголовок “крестовый поход детей”. Он и его друг, который попал в плен и пережил бомбардировку Дрездена, обсуждали, как описать это событие, и жена друга слышал, что они говорят, сказал: “Вы все дети”. И Воннегут понял, как писать об этом “побоище”. Место, где немцы положили захваченного американцами, был большой каменный зал, где резали скот, и этот номер был номер. И после бомбежки, когда весь Дрезден был сожжен, заключенных, американцы вытаскивали трупы из-под развалин домов. Воннегут пишет, что немецкие старики, женщины, дети и нацисты погибли по меньшей мере 130 тысяч, и называет ее “крупнейшей резней за всю Вторую мировую войну”. Потому что все произошло очень быстро. И истреблении миллионов людей в нацистских концентрационных лагерях были медленно и систематически. Это продолжалось на протяжении всей Второй мировой войны. Это был “крестовый поход против самых отпетых подонков человечества”.

“Я не знаю о вас, но, признаюсь, спонтанные религии. Я принадлежу к Церкви “нечестивых беспорядок”, наша леди вечного изумления”.

Он сам писал в своей последней книге “Человек без родины” (2005). В этой книге, даже больше правды, чем то, что изобразил писатель “маленькие черные значки на белой бумаге”.

Начало образ “мира и человечества” началась в свой первый роман “Игрок на пианино” (1952). В первой работе, Некоторые критики уже догадались, это “писатель-фантаст-сатирик”, а некоторые признали его право называться “представителем новой литературы, antilottery; постмодернистского американский писатель-Абсурдистан”. Далее его работа, по мнению критиков, все эти “наклейки”, но они не проливают свет на понимание Воннегута: что это за писатель, что это такое и почему так много и так много. Как это сделал американский немецкий достучаться до миллионов сердец во всем подлунном мире, В десятков языков, которые он передается? Наверное, самое близкое к нам и более понятного объяснения Воннегут об одной из своих книг:

“Эта книга настолько глубокое и сильное, что напоминает мне эксперимент мой брат с радио. Он собрал передатчик собственной конструкции, подключить телеграфный ключ и включил установку. После он позвонил двоюродный брат Ричард, который жил в паре миль от нас и сказал, что он включил приемник и крутил настройки — вдруг на какой-то периодичностью, чтобы иметь возможность слышать сигналы своего брата. Оба они были пятнадцать лет”.

Курт Воннегут разбирается в технике, не менее талантливых и с детальным знанием дела, как в “механическом пианино”. Поэтому он признан чуть ли не первым, кто делал технику, работает самостоятельно, без вмешательства человека, почти главный герой романа, не ссылаясь на энциклопедический помочь:

“Это инструмент, который может играть музыку сам. Клавиши пианино двигаться по шаблонам на вращающемся барабане. Инструмент играл сам, это метафора общества, в котором главную роль играют не люди, а машины”.

На самом деле, он, помимо людей, главных героев не сделал, кроме кошек в “Колыбели для кошки”:

“Почти сто тысяч лет взрослые вертят под носом у своих детей связали… не удивительно, что ребята растут психами. В конце концов, такой “колыбели для кошки” — просто переплетенные иксы на чьих-то руках. А малыши смотрят, смотрят, смотрят… и ни хрена ни кошки, ни колыбели черт, нет!”.

Что, в свою очередь, имеет право требовать, как мы говорим, на истину в последней инстанции. Или неровно покачиваясь над морем интерпретаций, чтобы вынести окончательное мнение, дальнейшему обсуждению не подлежит.

Курт Воннегут учился в Чикагском университете на антрополога, но он был не закончен, хотя антрополог все-таки был. Это произошло в 1971 году. В этом году, “Ловушка для кошек”, где (то есть, непревзойденный перевод Райт-Ковалевой) советские цензоры убрали любое упоминание Сталина, был признан диссертацию и писатель получил ученое звание ученый-антрополог. Что он не был очень взволнован. Гораздо меньше, чем “лед девять”. В романе он не тает при комнатной температуре и может заморозить весь мир, оставив ему никаких шансов на выживание. И это все-таки правда, что в химии Курт Воннегут понимают не хуже, чем в литературе. Лучше, чем Герберт Уэллс, что “лед девять” по каким-то причинам не заинтересованы. Хотя Воннегут пристально интересоваться всем, что было в его поле зрения – добродушный человек, заядлый курильщик сигарет без фильтра. Человек, который все видел, все запомнил, и не забыли.

“Сколько лет прошло, прежде чем мы поняли, что смысл человеческой жизни — кто бы человеком ни побежал, только любить тех, кто рядом с тобой, кто нуждается в вашей любви.”

И так тоже писал Курт Воннегут оптимист со скорым крахом цивилизации. При технической поддержке жизни достигла таких огромных высот, как и человеческая глупость. Слишком много бензина сжигается каждый второй, слишком много идиотов думают что им все дозволено, слишком многие генералы убеждены в том, что они являются наиболее общими. Все это очень печально и очень смешно. И все это разрушает идеальную экосистему в Млечном Пути. Машины почти все, и атомную бомбу не для всех. Но еще меньше владельцев “континентальный бомбы”. Все еще фантастический, но силы, по сравнению с атомно – равные “землетрясение по сравнению с новогодней петарды”. И все это, если вы не расстраивайтесь, а приходите в страх с точки зрения сатиры и юмора.

“Мы появились на Земле, чтобы валять дурака. Не позволяйте никому убедить себя в обратном”.

Что же касается “методов и приемов”, которые он использовал при написании своих произведений, что в их присутствии он был обвинен чуть ли не в сленге, окружающей среде, писать для денег и желание быть выше всех других мастеров, чтобы что-то изобразить на бумаге с помощью мелких черных значков. И посвятил свою обширную библиотеку книги и статьи, признавая, что Курт Воннегут – продолжатель святого дела Свифт и Марк Твен. В сочетании – в его книгах – сатира, фэнтези, реализм, чистой воды правда, и графики: он был также художником, который с помощью маркера показано, что он написал.

Он мог годами сидеть на лист бумаги, интересно, как изобразить то, что у него в голове. Это, по его словам, является главной целью профессионального писателя. И если не в мире “молитвы для писателя”, то он должен быть.

Та, которая “…была написана Самуэлем Джонсоном на 3 апреля 1753 года, в день, когда он подписал договор о подготовке первого полного словаря английского языка. Он молился за себя. Я не знаю, если 3 апреля будет отмечать День писателя? Вот эта молитва: “О Господь! Вы, кто поддерживал меня и помоги мне в моих работах и в этом нелегком предприятии, и, когда силы покидают меня, в день последний, во имя этой работы, доверял мне, смилуйся надо мной ради Иисуса Христа. Аминь””.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*