Главная / Культура / Культовая японская труппа «Ноизм» показала в Москве «Кармен»

Культовая японская труппа «Ноизм» показала в Москве «Кармен»

На Чеховском фестивале показали один из лучших спектаклей свою программу — балета “Кармен” от японской компании “Noism”. Основатель компании хореограф Дзе Канамори приезжает в Россию, и Чеховский фестиваль, не в первый раз. Хотя частым гостем на его призыв.

Последний раз в Москве труппа “Noism” показал свой спектакль “Черный монах”, созданный по заказу кухни в 2010 году. Однако, в начале текущего сезона в Санкт-Петербургский фестиваль “Дягилев PS” показал свою новую интерпретацию знаменитого классического балета, как “Баядерка”.

Что “noism”? Во-первых, это отказ от всяческих “измов” — будь то “классицизм”, “” модерн, “реализм”. То есть, компания не ограничивает себя в своих постановках в какие-то рамки. А во-вторых, и главное: обращение к древним традициям японского театра Нох. Как заявил основатель Дзе Канамори: “но в основе всего, что мы делаем”.

Действительно, труппа, созданная на стыке древних традиций японского театра, европейский театр, и классические и современные танцы. Перед нами настоящий синтетический театр, который сочетает в себе различные методы и направления, которые так мастерски совмещает в своем творчестве, Дзе Канамори.

В возрасте 17 лет он отправился в Европу, учился в школе “Рудра” Мориса Бежара и в течение нескольких лет в непосредственной близости наблюдал постановок великого хореографа. И постоянной театральности, которая присутствует во всех его постановках, конечно, от Бежара.

Как режиссер и хореограф Канамори дебютировал в возрасте 20 лет в Гааге в знаменитой цитадели современного танца — нидерландский танцевальный театр, в юности ее труппы (НДТ второй). В 2002 году, после десяти лет в различных танцевальных компаний в Европе, хореограф вернулся в Японию, а два года спустя, в 2004 году он создал свою знаменитую компанию, которая пыталась смешивать европейский опыт с традициями японского театра, в чем явно преуспел. Сегодня компания “Noism” один из лучших и оригинальных не только в Японии, но и в мире.

Считается, что балет “Кармен”, на сюжет одноименной новеллы Проспера Мериме, впервые было поставлено в год издания этой работы, то есть в 1845 году, под названием “Кармен и тореадор” на балетмейстера Мариуса Петипа в “Театро дель Сирко” в Мадриде. Но после рождения музыку Жоржа Бизе в 1875 году отказаться было невозможно, и все последующие выступления были на его музыку к опере “Кармен”.

Соответственно, существует много версий этого балета. Его “Кармен” была создана разных хореографов, таких как Матс Эк, Мэтью Боурн, Раду Поклитару, Карлос Акоста. Классические и самые популярные версии Ролана Пети (1949) и Альберто Алонсо (1967). И последнее, поставить свой балет Майи Плисецкой, используя музыку Бизе в оркестровке Родиона Щедрина.

“Кармен” Канамори не нравится ни одна из этих версий (хотя помимо музыки Бизе в своей версии хореограф щедро пользоваться schedrinovskoy записи оркестровки). Впервые в истории этого балета, он акцентирует внимание не столько на оперу как на литературный источник — новелла Проспера Мериме, воспроизводя в своих многочисленных балетных сцен и даже персонажей, не включенными в опере.

Поэтому для многих любителей оперы и балета, было удивительно узнать, что цыганка Кармен у Мериме есть муж Гарсиа Кривой, который появляется во второй части балета Канамори. Из романа занимает Канамори и главный герой балета — фигура рассказчика, ученого и археолога, на чье имя он, как и Мериме, история рассказана. И использует здесь Канамори профессиональный драматический актер Акихито, Akuno, тренирует известный режиссер, создатель метода постмодерна обучения актера Тадаши Сузуки.

Так, на сцене перед нами фонограф (придуманному, кстати, всего за 2 года после Бизе написал музыку к его опере), играет музыка, а за столом сидит человек, одетый в европейскую одежду, по внешнему виду явно путешественник, который, макая гусиное перо в чернильницу, что-то писать на бумаге…

“Я расскажу вам историю одного человека, с которым она познакомилась еще летом,” он начинает на японском (перевод для аудитории, читающей, установленных по бокам сцены экраны), а затем вокруг него появляется смешно жеманное существо в белом плаще с капюшоном, который, однако, секретное подразделение в черный плащ, мы будем встречаться на протяжении балета. Так одеты судьба, судьба, действующий (пусть и в виде быка), многие хореографы балета Альберто Алонсо, Карлос Акоста и другие. Но в японской версии есть большая разница: фигура в плаще стоит в балете и Призрак Хосе, кто приходит снова и снова к автору, чтобы рассказать свою историю.

Конкретно в этой ситуации, есть намек на театр, где обычно есть переплетении времен, когда мертвые возвращаются и рассказывают нам свои истории, — рассказывает мне Канамори. — Все в японской религии различие между миром живых и мертвых очень ясно. Этот мир населяют не только люди, которых мы видим и слышим, но она полна различных божеств, духов, призраков, существующих или не существующих людей. Но все они живут в этом пространстве. И в театре, но типичная история, когда рассказчик. И тогда возникает призрак, который говорит рассказчику и слушателям свою историю.

Кроме того, традиционные наряды актеров взяты непосредственно из японский театр Бунраку. Есть марионетки руководят субъекты в черных одеждах с капюшоном, чтобы они не отвлекали зрителей от магии происходит на сцене.

Но магия в этой игре начинается сразу. Рассказчик, продолжая свой рассказ, подходящий для размещения на сцене белого экрана и через мгновение оказывается персонажем другой древний японский театр — Театр теней, привезены в Японию из Китая примерно в XVI–XVII веке. Здесь перед нами разыгрывается сцена, показывая, как рассказчик впервые встречает дон Хосе (Сатоши Накагава), а затем наблюдая за купание обнаженных купальщиц, и встречает Кармен (Савако Isegi), который, погадать путешественник, идущий за ним.

От Мериме Кармен еще ведьма и тема карт Таро (в балете карты на сцене выкладывает не только Кармен, но чаще всего одет в черный плащ призрак-судьба) будет проходить через весь спектакль. В балете все очень точно передаются детали Мериме новеллы (эта сцена купальщиков, и появление Кармен с цветком желтой акации в зубах, и многое другое). И если в трагикомическую сцену спектакля, когда тореадор Лукас в самый ответственный момент, буквально с неба падает Туша быка, нажав героя Арены, быть уверены, во многом таким же образом, бык тореадор нажимает и Мериме. Конечно, бык падает на писательницу не с неба, это придумано для усиления комического и неожиданного эффекта: под знаменитую мелодию куплеты Эскамильо “тореадор, смелее в бой” и завораживающие пафосом танец (его действительно удивительный хореограф Жоффруа Поплавский; в компании помимо японской, есть 4 зарубежный актер) после прохода тореадор на него без всякой на то причины падает висит над сценой на решетку тряпку бык, из которых смех аудитории незадачливого Тореро снять и унести со сцены. Но в тексте Мериме написал буквально следующее: “Лукас со своей лошадью, упал ничком, и бык на них”.

— Почему вы так решили забавная сцена с тореадором? — Я прошу Канамори после спектакля

— Интересно, а действительно почему? — по дороге он спрашивает, но потом отвечает:

— Все персонажи умирают по-разному: кто-то погиб на дуэли, кто-то совершает самоубийство. И это одна из гибель тореадора, я хотел показать, как абсолютная внезапность рок. И мне казалось, что неожиданное, что могло случиться, что никто не ожидает, что сверху что-то рушится…

Практически полностью сосредоточен на Мериме балета, тем не менее воздает должное опера: балет обширно и подробно показывает, невесты Хозе Микаэлы. От Мериме персонаж есть, а в опере она получила на основании вскользь брошенный автором фразы о “Девушка в синей юбке и спадающих на плечи Кос”. Нет Мериме и сержант Цунига. Эти актеры Канамори приносит в Ваш балет прямо из оперы (в опере, правда, он капитан, и Мериме Хосе, Кармен ревнует, убивает лейтенанта). И не просто терпеть, но сильно обостряется их образы. Зунига (Кайри Hasida) изображен сатирически в балете, и Микаэла (Сен Имото) в балет, одна из главных трагических фигур, и ее хореограф дает подробную биографию.

Героиня в балете отводится значительное монологи и диалоги. Например, разборки с Кармен, что она даже во время ссоры, влепить пощечину. От Микаэла появляется в пьесе Канамори даже пламенный поклонник, коллега Хосе, стоя с ним на дежурстве, когда охранники пошли в тюрьму Кармен. Этот персонаж (его зовут Ронга, и исполняет партии Китая Сян Юй Чан) полностью придуман хореографом, но в сцене смерти (во время преследования контрабандистов, охранников убивает его и Кармен Гарсия муж) ему придаются черты героя романа Мериме как Ремендадо (есть персонаж в опере) — “красивый мальчик Ashii”. У Мериме это не коллега Хосе, и одним из контрабандистов, который ранен во время боя и которая убивает Гарсия. Убивает во время борьбы с охранниками Гарсия и другого характера, а также представил хореограф балета: очень противник Кармен, которая устраивает ее драка на табачной фабрике (Dorotta — Кан Ikegaya; имя создается из имени героини Мериме Доротея в игре, однако в романе уже совершенно в другой роли).

Все эти мертвые люди (соперник девочки Кармен, коллега Хосе и тореадора Зунига, муж Гарсия) Кармен в балете, как видения. И это одна из самых драматических сцен в пьесе, как мы уже догадались, тоже основана на традициях японского театра Нох.

У меня то же самое, ведь по сути, действующие персонажи балета почти все умирают, но они вернуться и рассказать нам, что каждый из них произошла, — объясняет директор.

В этот круг мы видим мертвых и Микаэла — и понимаю, что она в балете, тоже умер. Потеряв Хосе, она совершает самоубийство: возможно, только в этом этапе, балет-это некая интеллектуальная головоломка, и о перипетиях сюжета nachitannogo зритель должен догадаться сам.

Жанр спектакля по повод есть определение “драматический танец”. Перед нами настоящая развлекательная драма, основанная на синтезе различных техник: классического, современного танца, различных изводов традиционного японского театра и Театра Европы. Этот танец прекрасно выражает драматические спектакли столкновения и рисует символы.

Несмотря на то, что некоторые аспекты балет вдумчивого зрителя позже, размышляя о играть с книгой Мериме в руках (и производительность оставляет долгое “послевкусие”), это надо домысливать, в общем, это прекрасно видно, и чтобы понять его драму, даже без помощи либретто (которое пересказано в программе только в общих чертах). Почти все сцены решены здесь логично и выстраивается в единую цепочку повествования. Обилие крупных планов, как в фильме, и хорошо построены драма, юмор, смешанный с драмой, и философский подтекст, в чем-то даже напоминают выступления Мэтью Боурн. Действует в них так же увлекательна, и режиссерский приносит неожиданные сюрпризы.

Дизайн (декорации, Масаки Кондо, видео-Рю Эндо, свет, Масаказу Ито, Дзе Канамори) дополняет эту очевидную красоту, театральность и драматургически режиссерской концепции Канамори. Перед нами-движущаяся стена, которая выдвигается вперед, коснуться, за исключением, различных делении пространства, и у зрителя возникает кирпичная стена с железной дверью, которая превращается в табачную фабрику или тюрьму, испанскую таверну или приют контрабандистов.

Спектакль заканчивается сценой расстрела Хосе (в романе его как бандита и приговорен к смертной казни через повешение), после чего занавес закрывается. Но это не конец… вернее, конец-обманка. Потому что следующей на сцену рассказчик и повествует о том, как Хосе был похоронен Кармен, а затем больше часа стояла молча, а потом сдался властям, признавшись в убийстве Цыгана, но отказывается раскрыть местонахождение ее могилы. А потом открывается занавес в последний раз на сцену, как на групповой фотографии все персонажи спектакля, который, как и финал картины, присоединяется к рассказчику. Не хватает в этом “стоп-кадр” Кармен… но есть фигура в черном плаще, бросает его — и мы видим, ухмыляясь, с гордым профилем “Кармен” с сигарой в зубах. Она поворачивается к залу и движением губ на удары сцене из свет…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*