Главная / Экономика / Как бизнес сосет бюджетные миллиарды через прорехи в правовом поле

Как бизнес сосет бюджетные миллиарды через прорехи в правовом поле

Честно победить в конкурсе сложно. Чтобы выиграть справедливой стоимости. Поэтому лучше, чтобы выиграть без конкуренции. Назначить победителя, и конкурс был проведен.

С “Евровидения” и “голос” – это, конечно, не получится, но для государственных закупок такой вариант предусмотрен.

Победителем конкурса на поставку товаров или услуг, выбрана без конкурса, назвал единственным поставщиком. По данным Счетной палаты, ряда государственных контрактов с такими поставщиками стремительно растет. Сейчас он уже получает треть всех бюджетных средств, предназначенных для закупки, и понятно, что это не предел.

Единственный поставщик-это всегда коммерческая организация. Она продает товары или услуги. Купить их государственными учреждениями и платить за них наши народные деньги.

По закону, государственные органы должны объявлять о каждом соревновании покупки. Правило придумали, поэтому они тратят народные деньги хорошо: покупая товары или услуги у тех компаний, которые по каким-то причинам им нравится, и те, которые продают их по более низкой цене, но с лучшим качеством.

На поставщиков этого правила, однако, не распространяется. Государственные учреждения могут покупать их продукты и услуги без конкурса. Почему они называются “один”.

В статье 93 Федерального закона №44 перечислены десятки объективных обстоятельств, в которых государственные органы разрешили что-то купить у одного поставщика, потому что их просто нет альтернатив на рынке.

Но есть в этом список, то под номером 3, когда альтернативой является доступной, а поставщик все равно один, потому что он определяется как таковой с решением или постановлением Правительства. Не навсегда, конечно, определено. В течение определенного периода времени (обычно несколько лет) и только для определенного контракта, и с конкретными государственными учреждениями.

Близкий пример такого единственного поставщика — ООО “Мясокомбинат “Дружба народов”.

Какие-то особо полезные продукты он не сделал. Его продукция не отличается от продукции сотен других заводов аналогичного профиля. В соответствии с 44-го Федерального закона О государственных закупках работ, как и любой другой, приходится конкурировать с ними на аукцион, снизив цену на свои сосиски. В противном случае он не сможет получить государственные контракты.

Оставить конкурентов позади не удалось из-за постановления правительства, которые определили растение единственным поставщиком на 2017-2018 годы.

После этого цена покупки завода были выше, чем даже розничные продажи в обычном московском магазине.

■ ■ ■

В конце прошлого года Счетная палата провела экспертно-аналитическое мероприятие “анализ и оценка закупок товаров, работ, услуг, проведенных с единственным поставщиков (подрядчиков, исполнителей) определен постановлением или распоряжением Правительства Российской Федерации на 2015-2017 годы и 10 месяцев 2018.”

Полный отчет аудиторов опубликованы на сайте Департамента. Он предполагает, что история завода-это не изолированные.

Сделать такой вывод позволяет статистика показывает быстрый рост единственными поставщиками, и количество договоров они вступают в государственных структурах.

Динамика контракт особенно заметны. В 2015 году было заключено 667 таких договоров, в 2016‑м — 3212, 2017 3934, а за 10 месяцев 2018 года уже 4985. То есть контракты с единственными поставщиками, как видите, растут не по дням, а по часам.

Характерно, что сумма этих контрактов-это всегда очень впечатляет: 80% были заключены на сумму свыше 1 млрд. рублей. Но вполне логично. Публиковать все постановления правительства за копейки и разбираться нет смысла.

В результате, почти треть всех государственных средств, расходуемых на закупки товаров и услуг могут быть единственными поставщиками.

“Доля контрактов (в суммарном выражении), заключенных с единственным поставщиком, в целом является значительным (29%), — отмечают аудиторы. — С 2015 до 2017 года увеличение доли таких контрактов, и темпы роста объемов контрактов с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем), превышает темп роста объема договоров, заключенных по результатам конкурентных закупок за тот же период 2015-2017 годов (8.4% против 36.2%), ОАО”.

Большая часть денег идет на единственные поставщики в сфере строительства и архитектуры (63,3 процента).

Во вторую очередь, единственных поставщиков, осуществляющих исследования и разработки (18,3 процента).

Меньше, но тоже многие уходят с соревнованием трейдеров наркотиков, нефтепродуктов, автотранспортных средств и телекоммуникационных услуг.

Палата называет “чемпионов” за последние три года — они рассчитывали, оказались строители Крымского моста.

ФКУ “Управление федеральных автомобильных дорог “Тамань” за отчетный период заключено контрактов с единственными поставщиками на 228,2 млрд. рублей. Это самый крупный заказчик. Крупнейшим поставщиком — ООО “Стройгазмонтаж” с общей суммой контрактов 239,4 млрд рублей. Он был построен Крымский мост.

“Количество контрактов с единственными поставщиками в рассматриваемый период среди клиентов ведет Министерство промышленности и торговли 1144 контракта.

Аудиторы обнаружили, что бюджет за первые три с половиной года потеряла на контрактах с единственными поставщиками много денег. Потому что если эти контракты заключались путем проведения торгов, они должны были быть снижена начальная цена. Общее сокращение может составить 55 млрд рублей. Но поскольку никаких сделок, никаких сокращений, 55 миллиардов государственных денег фактически просто утекли из государственного бюджета в коммерческих структурах.

То есть, вы можете сэкономить деньги и составит 55 миллиардов много полезных вещей: способы построения, лекарство купить. Но нет, не спасло. Отдали купцы.

■ ■ ■

Чтобы коммерческая структура стала единственным поставщиком, правительство должно издать соответствующий приказ. Проект распоряжения должен быть согласован с ФАС и Минфином.

Счетная палата проверила, как выполняется заказ.

Аудиторы нашли 140 проектов, которые были согласованы с ФАС без комментариев. 38 согласуется с наблюдениями, и в 21 из 38 проект эти замечания не были учтены. Ну, в 27 проектах, информацию о наличии или отсутствии замечаний со стороны ФАС и нет.

Отдельно описывает эпизод, когда Министерство финансов безуспешно противился определению, только поставщики машин “скорой помощи” для больниц и школьных автобусов для школ.

Это было в прошлом году. Минфин в два раза подняли возражения в письмах от 26 апреля и 23 июля 2018 года, мотивируя тем, что на рынке автомобилей в стране. Доступны различные модели автобусов и машин скорой помощи, от разных производителей, по разным ценам, так что вы должны провести среди них конкурс и выбрать самое подходящее.

В конце концов, только провайдеры определите, когда? Когда нет рынка. Или когда на рынке есть, но не соревнование, чтобы определить, кто предлагает лучший продукт. А в случае с автобусами и присутствия на рынке и конкурентные методы применимы в полном объеме.

Мы не знаем, что произошло после второго письма, датированного 23 июля, но, как отметили аудиторы, “в конце концов, в письме от 29 августа за № 24-06-06/61837 Министерство финансов сообщило, что нет никаких концептуальных возражений относительно определения только исполнителей проводится в 2018 году, на поставку автомобилей “скорой помощи” и школьный автобус”.

Если бюрократический протокол, это уже третье письмо Минфина было покончить с пометкой “хватит!” или что-то еще сложнее. Но протокол не позволяет. Так 5 сентября 2018 года, был благополучно выпущен в правительство постановление № 1856‑Р.

Это единственная поставщиков школьных автобусов в 2017-2018 — УАЗ, “Форд Соллерс”, Курганский автобусный завод (КАВЗ), Волгабас и т. д.

Почему эти растения надо выдавать контракты в ручном режиме, без конкуренции? Скорее всего, чтобы сократить китайских, корейских, белорусских автобусов, что, безусловно, предложил бы на конкурсе меньшую цену, и он бы выиграл. Еще одно объяснение приходит на ум.

Если это правда, единственным поставщиком автобусов были определены в целях поддержки отечественного автопрома и дотировать его за счет государственных средств.

И это кажется правильным. Но только на первый взгляд. Мы не Социалистической, а рыночной экономической системы. А рынок-это конкуренция. Если российский бизнес не будет конкурентоспособным, и развиваться не будет. Автобусы будут хуже и дороже. А затем для их улучшения, если государство покупает?!

Эффект будет прямо противоположным. Из-за непобедимой силы государственных контрактов в конкурентной среде практически всегда являются не столько государственные, сколько частные интересы маскируются под общественные. И прав был Минфин: не надо действовать сейчас.

■ ■ ■

Цена контракта с единственным поставщиком определяется по методу сопоставимых рыночных цен. Нужно красить все виды материалов и услуг, которые включены в контракт, собрать данные о стоимости таких материалов и работ на рынке, учитывать сокращение, повышающие коэффициенты и на основе полученных результатов вывести справедливую цену.

Понятно, что это открывает широкое поле для маневра. Некоторые такие маневры выявлены и описаны аудиторами.

“При обосновании цены контракта от 27 ноября 2015 года, Минкомсвязи России, было использовано коммерческое предложение, Ростех, которая в расчете применяемой ставки среднемесячной заработной платы специалиста в сфере информационных технологий в сумме 87,95 руб.”, что на 44% выше, чем средняя зарплата IT-специалистов в России.

И вот еще один эпизод — рекультивацию трех полигонов ТБО в Нижегородской области. Оценивались в 4092,9 миллионов рублей, но “цена контракта, заключаемого ГБУ Нижегородской области “Экология региона” с единственным поставщиком, некое ООО, определен в размере 4108,3 млн. рублей, что превышает общую сумму всех произведений на сумму 15,4 млн. рублей.”

Согласно докладу, единственным поставщиков на фирма с признаками финансовой нестабильности, и даже несостоятельности, а также низкая надежность и деловую репутацию.

На основании правительственного постановления от 23 ноября 2017 года № 2601‑Р одним из единственных поставщиков музыкальных инструментов была определена некоторыми, ООО. И уже 21 февраля в налоговые органы было подано уведомление о ликвидации предприятия (это теперь во всех базах данных, указанных как ликвидировали).

Кто уже пропихнули тонущую компанию к правительству, которое подписали, среди прочего, председатель Дмитрий Медведев? Почему?

Палата-это не ответ. Но понятно, что дело нечисто. Мягко говоря.

Эта схема является единственным поставщиком, что позволяет бизнесу не только продавать товары и услуги на большой скорости, не придавая большого значения качеству. Она даже дает ему возможность нанимать субподрядчиков на свои контракты и заработать на разнице цен в качестве посредника, самостоятельно ничего не делая.

“В соответствии с распоряжением Правительства от 2 декабря 2017 года № 2684‑Р ФСО России заключен государственный контракт на приобретение квартир в Сочи на общую сумму 107 767,20 тыс. с другой, ООО, средняя численность которых в период 2006-2017 годы, по данным системы “СПАРК-Интерфакс”, 1 человек.

Кроме того, эта компания не зарегистрирована в ЕИС и не имели опыта предоставления государственных и муниципальных услуг, которые могут указать, является ли организация функций технического звено (посредников).

Аналогичная ситуация наблюдается в связи с приобретением квартиры за счет федерального бюджета на сумму 103 тыс. рублей 933,30 для ФСО России в рамках Постановления Правительства Российской Федерации от 4 ноября 2017 года № 2414‑р, согласно которому единственным поставщиком по данной сделке была определена, ООО.

По распоряжению Правительства Российской Федерации в течение двух риэлторских фирм от тысячи точно таких же фирм, работающих в Крыму и Сочи-единственные поставщики квартир для ФСО. В штате у них один сотрудник, и ежу понятно, что не они будут работать, и их субподрядчиков, мелкие риэлторы, которые будут получать за свою работу в два или в три раза меньше, чем предусмотрено государственным контрактом с единственным поставщиком. И разница будет распространяться в карманы.

■ ■ ■

Отчет Счетной палаты только поставщики четко указывает на то, что лоббированием частных коммерческих интересов на самом высоком государственном уровне.

Как это происходит — для кого-то, кто выходит, что обещания и благодаря такой информации в отчете, нет, конечно. Да, они не в компетенции аудиторов. Но палата называет лазейки, недоработки в правовом поле, благодаря которому схема является единственным поставщиком набирает популярность.

Не буду утомлять перечислением этих недостатков — их много, и каждая требует подробного объяснения. Назову лишь один: определение максимальной цены контракта с единственным поставщиком.

Как ни странно, но до сих пор не установлен точный порядок ее определения. Нет государственного документа, в которых подробно описаны алгоритмы, которые должны быть вычислены.

Это удивительно, я должен сказать, то, заставляет задуматься.

Моторное топливо, автомобильный и авиационный бензин в течение трех лет, государственными учреждениями заготовлено 20,9 млрд рублей, но из-за порядка определения цен на топливо нет и не было, он мог купить больше, чем он стоил на рынке.

То же в сфере научного исследования: без конкуренции такие договоры заключены на 191,35 млрд.

В области телекоммуникационных услуг на 22,48 миллиарда.

С единственными поставщиками — строителей за последние три года, контракты были подписаны на 661,16 миллиардов.

Насколько адекватной была цена всех этих контрактов? Большой вопрос. Если не будет установлен порядок, в котором следует определить, это может быть что угодно.

В общем, даже для очень приблизительных расчетов видно, что схема единственного поставщика наносит значительный ущерб государственному бюджету. Но не исключающих движений со стороны органов, ответственных за бюджетных расходов, которые не сделали. Видимо, они тоже как только поставщики.

Да, и им может не понравиться…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*