Главная / Общество / Интим вместо хлеба: что не так в бизнесе Стерлигова

Интим вместо хлеба: что не так в бизнесе Стерлигова

На месте лавки православного бизнесмена Германа Стерлигова, где он был запрещен вход лицам, терпелив, пишут СМИ с гей – открыл магазин для взрослых: красное белье, вибраторы нежных цветов – почему-то прямо в общественном витрины, конфеты соответствующей формы и сосать, простите, конфеты.

Диляра Тасбулатова

Кстати, это не первый магазин Стерлигов, который закрыл С: но, во-первых, столь радикально изменили “ориентацию” на противоположной, до полного, как говорится, изумленно.

Я, честно говоря, булок г-н Стерлигов не пробовали булку ценою в тридцать долларов из моего кармана. И не только я: сам Патриарх, я думаю, тоже, наверное, не каждый день баловались, или их особо приближенных, как один моральные, ФРС: он человек, скажем, Ретивых, и по цене большой торт хлеб есть не станет. Или он, к сожалению, я вам секрет на столе, а не подсадили: это было слишком дорого, господа.

Хотя… кто знает, может быть, хлеб Стерлигова зачарованный, отгоняет искушения и укрепляет веру, как и тот, что Христос дал.

Однако, в этом месте, простите за кощунство, где служители Христа страждущим, как и ни один магазин-интима не был предназначен, если я не путаю, как неофит и не большой знаток Священного Писания.

И не понятно, какая связь между торговлей людьми и сексуальным предпочтениям покупателей, впоследствии, не разоряли Стерлигов (бизнесмен, он бесполезен, он постоянно попадает в скандалы, суды, почти драка с подельниками) – и так, впоследствии, хлеб не может быть продан и девственниц, и тех, кто это сделал, страшно сказать, аборт, и тех, кто впал в ересь, молясь не тем богам. Не Разумов, так сказать, подталкивает г-н Стерлигов, действительно, в отличие от всех нас, верующих.

В общем, список бесконечен. В итоге получается, что хлеб не может быть продан кому угодно: хотя, проходя мимо магазинов, я увидел большое окно-окно снующих внутри очень подозрительных мальчиков, младенцев так же, как на картинке.

Но это все мои домыслы, пошлые предположения, бабьи сплетни, нужно верить людям и видеть в них божественный свет. Так что, поверьте на слово, что его магазины не магазины, а магазин чудеса: если вылечить Зои может быть освобожден от злых чар только девственница, она, вероятно, батоны Стерлигов нас, грешных, не может есть. Боже, благослови и помилуй. Укрепить и направить.

Вообще говоря, Стерлигов это, конечно, тип интересный – более декоративный, как слепой гусляр, или стриптиз в кокошнике, диета видных иностранцев. В общем, все как обычно: водка, блины, шлюхи, соблюдение местного колорита.

Вот он, цвет я имею в виду, и наблюдаемые (слово неблагозвучное, но он стоит прямо у окна еще более непристойно выставляли напоказ – и в некоторых местах даже бравирует, а декор Конфетки-бараночки, весь как есть, не разрушили до основания).

Начало, в любом случае, она должна быть: как говорится, судьба, в ней иронии, не сломать, плетью обуха не перешибешь, яко наг, яко благ.

Я, правда, закрадывалось сомнение в том, поэтому этот Стерлигов усердствовать, и даже в убыток (гомофоб магазине в Санкт-Петербурге закрыто по жалобам граждан), слышал звон, да не знаю где он.

Гимназии он не успел закончить из универа он был либо затоплены, либо не смог сдать экзамены и покинул альма-матер, не доучился, поэтому пошла дальше, заниматься православный бизнес, думая, что это увеличит их капитал не компетентен в ведении дел, и с помощью тренда. В этом смысле, Кирилл, Патриарх, умнее: он вам и сервис как положено, и закон любой прибыльной в настоящее время в Думе будет толкать, а бизнес не брезгует, он взял, все оплатил, столы заказаны и никаких проблем.

Из-за этого, возможно, судьба так и высмеивать бедных Стерлигова с немецкой фамилией. Как уже говорилось, это климакс близится, а Германа – нет, бизнес не прет, а магазин взял свои охальники, и партнеры (бизнес, ни о чем не думать, хотя все закрадываются подозрения) вы бросаете, и даже наши самые жесткие, уже привыкли ко всему, крутят пальцем у виска, ибо всякое безобразие должно быть приличия.

В общем, Гой еси, Герман, я не знаю, как к Отцу – Богу богово, кесарю кесарево, а слесарю-слесарево. Или пекарь bulochnikova.

Аминь, товарищи, как говорится.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*