Не пропусти
Главная / Общество / “И только Фрумкин, современный Стасов, могучей кучкой сделать нас сумел”

“И только Фрумкин, современный Стасов, могучей кучкой сделать нас сумел”

Это надо в 90 лет Быть все женщины. Не только знакомые, В лет, и очень молодой – миллионы слушателей “Голоса Америки”, где он 18 лет вел популярную политическую программу, звали его Володя. Как так, почему?

Сергей Баймухаметов

Иногда я думаю, что он был одним из основоположников бардовской песни, и это вечная молодость нашей страны. В конце пятидесятых и начале шестидесятых годов мы получили от друзей и знакомых, громоздкие “Jauzah” копировать “подпольные” песни, не зная, что все это дело рук Фрумкина и его друзей. В истории это явление известно как магнитиздат. По аналогии с самиздатом.

В 1961 году Фрумкин – музыкант с консерваторским образованием – стал одним из организаторов и первым ведущим первого в стране клуба самодеятельной песни “Восток”, г. Москва, ул. “Правды”, 10, Дом культуры работников пищевой промышленности. Зал на 900 человек – это капля в море претендентов. На улице стояла толпа и потребовала, чтобы вернуть динамику. Вскоре клубы самодеятельной песни (знаменитый КСП) будет неформальным-профсоюзное движение.

Владимир Фрумкин был первый теоретик бардовской песни. Его доклад на первом заседании бард в Петушках (1967) и с тех пор считается краеугольным камнем, теоретические альфа и омега. В то время, чтобы открыто сказать, на законных “событие”, что бардовская песня – “мера эмансипации личности, раскрепощения духа народа России” значило идти грудью на амбразуру. Много лет спустя Александр Городницкий шутили: “Володя, конечно, основатель, как один из первых “положить” основы”. Городницкий посвятил Фрумкин, его доклад и теоретической деятельности полушутливые строки:

Кто мы без него? – Сборная солянка.

Небытие – бесславный наша судьба,

И только Фрумкин, современные Стасов

Могучей кучки, чтобы мы были в состоянии.

Легендарный Новосибирск-68 – тоже дело Фрумкин. Он был одним из организаторов фестиваля бардовской песни, вел концерт в Доме ученых. Тот самый, на котором Галич громко вышел из комнаты в первом ряду сидели партийные и советские боссы, песню о Пастернаке: “до чего ж мы гордимся, сволочи, что он умер в своей постели!..Мы – поименно! – вспомнить всех, кто поднял руку!..”

После Новосибирск-68 начался Всесоюзный бард идеологического погрома. Но в то же время и его невидимая подземная расцвета, Новосибирская фильм, разбросанным по всей стране.

В этом же 1967 году Володя подготовил для издательства “музыка” сборник из двадцати пяти песен Булата Окуджавы – с мелодиями и буквенным обозначением гармонии. В ‘ 68, и управляющий редактор вокальных литература Владислав Букин передал рукопись в производство. Но директор издательства К. Фортунатов – стоп, запрещено.

В 1974 году эмигрировал Фрумкин, взял рукопись с собой. И уже там, в Америке, запустили его в двух книгах, опубликованных в 1980 и 1986 годах.

И он взял шестиструнную гитару, которую Окуджава в дни прощания писал: “Родина, к сожалению, везде”. Владимир вспоминал впоследствии: “надпись загадочные и неоднозначные… сначала я увидела его как печальный намек на то, что люди слишком легко привыкают к новым местам и забывает о родных местах. Гораздо позже я понял, что, кажется, истинный смысл прощания Булатов из России никуда не денутся, не убегут, и она останется с вами, в вас.”

И Галич, именные гитары со своим автографом, недавно он спел прощальную песню, теперь хорошо известно: “когда я вернусь…”

Отдельная история – десятки кассет, где были не только песни бардов, но разговоры с ними. Володя вручил коробку, чтобы проверить таможенники в аэропорту “Пулково”. И получил с комментарием: “хорошо, вы можете взять с собой.”

В Америке показали, что все записи стерты, размагничены. Вот что последнее советское: “все хорошо…”

Однажды в год, в начале нашего знакомства, я спросил у Володи, как это было началом жизни в изгнании. Ведь в Советском Союзе в тех же кругах считали, что у них были встречены с распростертыми объятиями, и пропагандистский жупел “несчастной жизни иммигрантов”. Один из советских поэтов, вернувшись из США, сказал мне, что Наум Коржавин там, как крысы кормление в зоопарке или в каком-то институте, чтобы производить хлеб насущный.

– Открытые оружия не было, – ответил Владимир. Почти всем нам пришлось начинать с нуля. Особенно гуманитарных наук. Но слухи, как мы, было большим преувеличением. Обо мне “Ленинградская правда” писала, что я работаю вахтером в общежитии колледжа… но у меня было трудное время. Мой друг, замечательный валторнист, оставаясь в Вашингтоне во время гастролей Советского оркестра, сначала работала уборщицей в гостинице. Затем он стал профессором одного из крупнейших университетов в США.

Я начинал примерно так же: разнорабочим на заводе, мужские зимние куртки в Де-Мойне, Айова. Однако, я уже знал, что с августа (1974) будет работать в колледже Оберлин, Огайо, директор Русского дома. Мне позвонили из российского отделения через несколько дней после прибытия в завтрашнего дня: “мы вдруг открыли скромную должность директора общежития для студентов, изучающих русский язык. Хотите прийти на собеседование?”

Оберлин был спасением для меня и для моей жены Лида, которая была быстро замечена как пианист и целый год в качестве преподавателя в консерватории Оберлина. На завод я пошел, чтобы заработать денег и купить машину: небольшой американский городок без Мой мотор не жить. Я заплатил тогда минимум: 3 25 $ с половиной центов в час. Я занимался переработки стеклянной ваты, который идет на подкладку. Бросив грязные куски шерсти на знаменитый автомобиль. Работа тяжелая, к тому же он был слишком горячим, но мне удалось остаться сверхурочно и почти не делал перерывов, я думал, что Америка должна работать. В результате моих коллег, работников, пожаловался властям, что я, должно быть, послал КГБ СССР, чтобы бесплатно больно американских профсоюзов в их борьбе за права трудящихся. Оказалось, что я могла бы отдохнуть не только во время обеда (30 минут), но сделать небольшой кофе-брейк (кофе-брейк)!

Потом был колледж Оберлин в течение 14 лет, потом “Голос Америки” – уже 18 лет… Сейчас Владимир Фрумкин, как мы уже говорили, и я говорю, на пенсии, живет в пригороде Вашингтона, в уютном доме. От этих строк исходит только пенсия. Но только свою жизнь сегодня (на мой взгляд) даже труднее, чем во времена “Голос Америки”. Его книги “певцы и вожди” (второе дополненное издание, 2017) – поражают не только современной молодежи, но тех, кто всю жизнь прожил в СССР и не знали… это о феномене открытия Фрумкин, что нацистской и большевистской-коммунистической песни, текст и музыка – близнецы-братья.

Например, “Смело, товарищи, в ногу и водрузил над землею, Красное Знамя труда” стала песня немецких коммунистов, а затем – одними маршами нацистских штурмовиков солдат: “Владимир знамя со свастикой над землей работают люди” с откровенным признанием в конце: “раньше мы были марксисты, Рот Фронт и социал-демократов. Сегодня, национал-социалисты, бойцы НСДАП!” Наш лирико-героический марш юный барабанщик “мы шли под грохот канонады, Мы смерти смотрели в лицо” – вольный перевод немецкой коммунистической песни о маленьком трубаче, который тут же стал популярным среди нацистов, песня убитого молодого коммунисты вроде Хорста Весселя. Да, “Хорст Вессель”. Это гимн НСДАП, второй, неофициальный гимн нацистской Германии. Они существовали параллельно, одновременно! Советский “Авиамарш”: “Мы рождены, чтобы сделать сказку былью… все выше и выше и выше… и вместо сердца пламенный мотор” к концу 20-х стало (с незначительными изменениями) в репертуаре нацистов, а затем стали исходным мотивом культовой нацистской песни “дрожат дряхлые кости”. Тот, что заявил: “сегодня нам принадлежит Германия, а завтра весь мир”.

Володя только что закончил новую, дополненную версию популярной музыковедческой книги “от Гайдна до Шостаковича”. Его очерки, статьи, в основном политических, полемических, регулярно печатается в газетах в США и Европе. В конце прошлого godwill имеет время цикла передачи “Час интервью” (Русское ТВ в Канаде). Это рекордные сроки. Я даю ссылку:

То есть, в любом случае, вернемся к истории. И правильно. Потому что сегодняшняя жизнь и творчество Фрумкин в уме. Здесь мы предлагаем юным читателям тот же исторический доклад в Петушках. (Печатается в сокращенном виде.)

Читать, сравнивать, думать: что изменилось, за мысли, он говорит о том, какие ассоциации, какие все знакомые мотивы и слова звучали, получается, что 52 года назад.

МУЗЫКА И СЛОВА

Владимир Фрумкин (Ленинград)

“… Я хочу, чтобы вы прочитали несколько строк из исследования Barlatier Пьер, французский ученый, большой знаток современных песен. Зачем я взял французский? потому что там больше сходства с нашими.

“Мне кажется, что современная песня, – пишет Barlata, – отличается от композиции прошлых первую очередь лучший выбор текстов…слова стали сильнее, правдивее, чем прежде, и дольше, в соответствии с потребностями людей наших дней… эта революция французская песня создал Чарльз Трене. Она немедленно разразился после войны, после освобождения. Мы пережили 5 лет молчания, и возникло непреодолимое желание кричать о том, как мы хотим свободы. Из-за этого, наша песня и есть такие качества. Заряды, накопленные людьми в течение пяти лет создал настоящий фейерверк”.

Как говорят, мы бы все равно. У них тишина длилась пять лет…

Мне кажется, что будущие историки, исследуя в середине 60-х годов, начало второй половины столетия –обращаются к бардовской песни, как одного из наиболее чувствительных показателей эмансипации личности, раскрепощения духа народа России. Эта песня является продуктом такого процесса и его наиболее активный катализатор. И так для того, чтобы выполнить эту великую миссию – помочь, как взявшись за руки с другими видами искусства, с нашей поэзии, нашей подтекает иногда талантливое кино, живопись, и помочь в освобождении духа и в смысле логическом, концептуальном, в смысле заточки чувств, расширение и уточнение эмоциональном мире… и нужно строить клубы. Одна из целей клуба будущей федерации-это все пропаганда, всякие умные и широкие агитационные песни за пределами двух центров– Москвы и Ленинграда…множество городов, которые понятия не имеют, что есть искусство. В нашем клубе “Восток” на одном из вечеров дебатов пришли записку во время концерта: “вы знаете, что происходит на подъездах дома культуры, почему бы не вернуть динамик для тех, кто не попал? Что с ними делать? И что делать со всем Советским Союзом?” – Такой крик.

Так вот, что-то делать со всем Советским Союзом. Нужно организовать поездку наших лучших авторов и художников в Рязани, Воронежа, Украины (сейчас начинается волна захвата Украины) и т. д.

Вчера Юрий Андреев, Iodkovsky Эдуард сказал, что этот жанр надо судить по законам литературы, ибо он тесно связан с этим искусством. Это верно, в общем-то рядом. Но судить – я глубоко убежден, что мы не должны по законам литературы, а по законам жанра. Товарищи, как вы можете иметь дело с абстракцией? Абстракция-это хорошо, как временное явление. Но синтез вам нужно! Как можно забыть, что песня-это синтетическое произведение искусства, она работает очень тонко на разные стороны психики, и музыка играет в нем (песня у костра), хотя и подчиненную, но далеко не последнюю роль.

Вот пример из песни Александра Аркадьевича… казалось бы, что чистейшая поэзия, но это все-таки песня. Взять песни Галича, просто машинописного текста, не зная даже, что они сами сочиняли мелодию – вы найдете их музыкальность, которая заложена в концепции этого произведения…баллада льются стихи из Галиции, несмотря на свою интеллектуальную остроту, горечь, сарказм.

Итак, я умоляю, я призываю всех, кто там был, и авторы, особенно исследователей: рассмотрим комплексный подход к песне. Воспринимаем мы ее, конечно, хорошо, чувствовать себя хорошо, но когда начинаешь анализировать и писать об этом, то литературоведы проходятся очень уверенно по текстам, музыковеды анализируют интонации и ритм. Давайте попробуем соединить друг с другом! Я не собираюсь делать это сегодня, это действительно очень сложная вещь, хотя на первый взгляд, казалось бы, все просто: текст указывает на конкретное событие, смысловая сторона песен

в то время как музыка создает определенное эмоциональное состояние, атмосфера. На самом деле, все гораздо сложнее. Именно поэтому, я думаю, и никаких исследований на эту тему, но есть просто критика. Часто довольно ровная, поверхность. Я мог бы много читала отрывки из музыкальной прессе, где бардовской песни разносятся в пух и прах в первую очередь за их музыкальные качества. В частности, тот факт, что музыка в ваших песнях часто в другой тональности, чем содержание текста. Поймал его права как преступление. Подождите, кто сказал, что музыка всегда и везде должна соответствовать стихи?

Обратитесь к народной песне. Я беру на себя смелость заявить, затем Ленинградский исследователь народного творчества А. Ф. Рубцов, что несоответствие характера музыки и слов в русской народной песне встречается очень часто.

Здесь у вас есть этот текст:

Бабушка имела четырех волов.

Пришел к бабушке на четыре купца.

“Продай, бабушка, Волик!”

– “Что это торговец?”

– “Бабули продавали белый”.

– “И я белит белыми стенами.

Не продавай себя приблуду…”

Ну если текст, определять цель, жанр и суть этой песни? Что вы думаете? Пожалуйста, дайте предложения. Это грустная, грустная песня? Лирично? Игровой? (Поет). Эту песню Колыбельная! Что это информативно? Какова его цель? Чтобы успокоить, усыпить. И эту роль выполняет музыка. И слова здесь просто что-то сказал. Этот жанр песни может быть все что угодно!

Обратная задача: спеть мелодию. (Поет). Что это за песня? Какой контент, Какой жанр? (Голоса:”Танцевать!”)

Читать текст:

И в садик-виноградик

Трава шелковая protophane.

И есть жена тратит муж –

Проткнул острым ножом.

Поставьте в светлое помещение

Покрытый белой скатертью.

Кровавая народная баллада. Страшная семейная драма, которая разворачивается в тексте. А мелодия-живой, спокойный и яркий! В эпической, повествовательной народные песни (и не только русской!) это несоответствие характера музыки и слова, встречаются на каждом шагу. Главную роль играет текст. Мелодия только помогает он помогает запевать. Внимание не концентрируется…

Остальное я должен сказать в тезисной форме, потому что времени мало.

Во – первых-статья молодого ленинградского композитора Валерия Гаврилина. Я надеюсь, что вы услышите. Он очень талантливый… просто в журнале “Советская музыка” нет. 5 чрезвычайно острую статью Валерия. Это называется “Путь музыки к слушателю”… он пишет: “два года назад я познакомился с песнями наших бардов и был потрясен. Оказывается, у нас, профессионалов ускользнул целый мир человеческих чувств, преобладающее социальной психологии. Эти красивые Клячкина, Kukini, Gorodnitskii, КИМы была в некотором отношении более чуткими и внимательными к жизни общества и создали искусство очень, очень важное и серьезное…” в эти песни, – продолжает Валерий, он использует формулы, которые появились в российском городе песня. И формальности, – сказал он, – “характерный для крестьянской песне все безоговорочно почитался как святыня. Сити формула союзе с новым поэтическим содержанием в песнях бардов чреваты новыми художественными идеями. Мы, люди, работающие в области так называемых серьезных и отличная музыка, стоит поучиться у бардов гибкость их реакции на социальные явления”.

Вы используете формулы, вы опираетесь на знакомые, общие мелодические обороты. В этом смысле, вы не изобретатели. Вы не войдете в историю музыки как людей, которые нашли новый импульс, новую гармонию. (Я не говорю про всех бардов, я говорю о явлении в своей массе.) Но вы ограничены жанра.

Это своего рода мудрость. Мудрость не только в жанре “поэтической” песни, но и наше время, время интеллектуального и антиромантические.

Судя по всему, погорел сильно человечество в наше время войны и диктатуры, чтобы продолжать культивировать смутные романтические порывы, мечты, беспочвенные идеалы. Время для трезвого анализа. И эта точность мысли, аналитический проникает в кино, и в живописи, в литературе, в театре, и в песне. Интеллектуализация проявляется сегодня в песне “лучшие тексты” (Barlata), но неизбежно в том, что “мелодия сделала шаг назад” стал более “шаблонно”. Надо сказать, что с помощью формул, вы в этом смысле, довольно оригинально.

Каждый избирает своего “насеста”. Я мог бы рассказать в деталях, что формулы, используемые Высоцкий, Галич, Городницкий, какой сплав интонаций и ритмов от Ким, от Якушева, с других наших бардов. Я могу сказать только в общем: иногда формулы слишком бедны, слишком ограничены… я боюсь, что эти песни быстрее “изнашивается”. Если они имеют эстетичный кадр, если не будет трудно сделать точный (и свинкой все же) мелодией, естественно и аккуратно сопровождением, они эмоционально черствый и быстрее с круга. Из-за этого я не меньше уважаю и люблю песни бардов, они в чем-то похожи на солдат, которые сделали свою работу, совершив подвиг, выйти на пенсию или умереть. Если ваши песни уже отслужил, размещены памятники, то они могли бы написать, что “эту песню пал смертью храбрых”. Он сделал свое дело.

Вы работаете на износ. Вы не создаете, видимо, ценности на протяжении веков, в течение многих десятилетий. Для будущих историков, они много расскажут. Но их существование в жизни, время ограниченно. Я не знаю, можно ли сказать “Прости”. Может быть, такова природа этой песни…

А потом я убью себя в качестве музыканта, отдельно стоящее, забыв об этом, ради песни майор играл – социальной роли…

20 мая 1967 года

Конце линии.

В картинках:

Владимир Фрумкин;

Клуб “Восток”, Ленинград, Январь 1967. Первое официальное публичное выступление Владимира Высоцкого. Далее – В. Фрумкина и Я. Андреев;

Первый слет бардов в Петушках, мая 1967 года. В центре-Александр Галич, крайний справа – В. Фрумкин;

Новосибирске в 1968 году. А. Галич. На заднем плане Владимир Фрумкин;

С Булатом Окуджавой. Летней русской школы в Норвиче, штат Вермонт, США,1990.

Фото из архива В. А. Фрумкин

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*