Главная / Общество / Глухая тайга стала последним адресом репрессированных кулаков

Глухая тайга стала последним адресом репрессированных кулаков

В Нарымском сельском почтальон Ирина Янченко найдено массовое захоронение советской власти ссылали крестьян.

Трагические события советской истории – малоизвестные или забытые, иногда оживают при совершенно неожиданных обстоятельствах. И то только потому, что нашлись неравнодушные люди. В течение почти 90 лет, страна не знала (или постарались забыть?), когда тысячи раскулаченных крестьян из Алтая. В прошлом году женщина Ирина Янченко, житель села Палочка Верхнекетского района Томской области, установлено рвы и ямы, где предположительно в начале 1930-х годов были помереть от голода и холода “Кулаков”. Теперь, при поддержке поисковые системы оценивают крупнейших в Сибири братской могиле поселенцев. Имена большинства из них установлены. Жезл создан первый в стране мемориал раскулаченных. Сенсация впервые рассказал Томская СМИ, подробности в материале РИА Томск.

Почтальон Ирина Янченко переехал в палку 10 лет назад из другой деревни Верхнекетский район, Степановка. Там у нее был друг, который однажды попросил меня найти могилы своих бабушек и дедушек, некогда сосланные кулаки с Алтая. Ирина спрашивал у жителей, где найти предки друг. В ответ, люди часто даже не показывают примерное расположение старого кладбища.

На самом деле, свидетелей и очевидцев трагедии почти не осталось. И палочка была пустынна – здесь, на месте четырех старых деревень, основанных в ходе сталинской коллективизации, в общей сложности около 240 человек.

“Одно место показали старенькие бабушки. Приняли нас за поселок, стояла посреди поля, где сосна растет и ничего другого, и сказал: “Вот это место. Здесь есть кладбище, и там есть кладбище, и мы стоим на кладбище”, – сказала Ирина.

Потом рассказы других ветеранов, она обнаружила, что рядом с каждым из четырех старых деревнях есть заброшенные могилы. С юности интересовался историей сослан в Нарымский край и продолжает свои исследования в архивах, женщина обнаружила, что люди на таких пустырях и в ямах и канавах, захоронены тысячи. Самая страшная часть – они умерли примерно в то же время в начале 1930-х годов.

“В 1931 году с Алтайского края, чтобы нас выселили 7800 человек. Из них в два года, в живых осталось около 700. Люди лежат в братских могилах. От голода и холода они умерли. В то время это был глухой берегу реки Анги (приток Кети) в лесу, здесь не было ничего. Люди жили в землянках. Умер некоторые даже семьями”, – говорит Ирина, напоминая, что она нашла архивные документы.

Слова Ирины подтверждает историк, руководитель томского мемориального музея истории политических репрессий “следственной тюрьме НКВД” Василий Ханевич. “Эта область, как и другие районы Нарымского края, не был приспособлен к приему такого большого количества поселенцев – и Верхнекетский район, Колпашевский и, и другие. Люди приспособились как могли: сначала строили шалаши, землянки. Позже, выжившие построили домов, зданий, офисов, детских домов, школ и так далее. Жили в Нарымской тайге”, – говорит Ханевич. – Задача была исследовать Север наказан руки поселенцев… непроходимых болотах – не случайно здесь насильно изгнаны. Чтобы запустить что-то сложно. Реки (единственная дорога) контролируется и охраняется. Но массовые всходы были, это была одна из форм пассивного сопротивления режиму. И все-таки люди тонули в болотах, гибли в лесу – сколько из них мы не можем сказать”, – говорит историк.

Сколько жертв в первые годы после прибытия семь тысяч человек были похоронены в братских могилах, не возможно сказать, – сказал Ханевич.

Ирина Янченко и присоединились к житель поселка Гульнара Корягина были направлены, по крайней мере, для сопоставления этих братских могилах, что они не росли непроходимые леса, настолько они были не хлопоты или не образовалась свалка. Идея создания мемориала.

“В России мы имеем только музеи политических репрессий, и музеи кулака-лишенца, русского человека, который сняли и почти под корень извели – мы не. Мы впервые открыли страницы этого рассказа, и мы надеемся, что люди услышат в России. Может кто-то из потомков депортированных”, – говорит Ирина.

Однако, областное управление культуры по предложению женщины не реагировали. Не помогли ни письменный запрос, ни личной встречи с главой департамента. Волонтеры общества “Мемориал” было рекомендовано подать заявку на президентский грант, который был сделан в 2018 году. В приложении, инициативная группа определила основные задачи – создание картотеки по спецпереселенцев и установления точных границ захоронений.

Грант они выиграли. Но в то время были известны имена только 87 семей ми, и депортировали считается 1087 семей. Как искать? Кладбища давно сравняли с землей во время рекультивации, или они так обросли, что теперь непроходимые заросли. На помощь пришли волонтеры томского регионального отделения “Поисковое движение России”, которое уже давно занимается поиском останков советских солдат на полях сражений Великой Отечественной войны в Смоленской и Новгородской областях. Искать погибших в тылу у них никогда, палочка стала первой.

По данным поисковых систем Максим Elesova, возникновения остается там – на глубине 40 сантиметров. Для сравнения: когда человек похоронен, как правило, гроб опускают на 1,5-2 метра. И вот, две лопаты убрали – вот и остается… я просто человек и быстро накрывали землю.

Теперь жезл был найден три огромных рва в районе 50 на 20 метров. Шуга найден в пяти братских могилах. В паз примерно такая же. В Городецком кладбище ямы даже не смогли подсчитать, определив лишь общую площадь. Все координаты поисковиков, записанный с использованием GPS.

До прихода в поисковых системах палочки женщины начали искать документы. Оказалось, что все поселенцы привозили на баржах из графства Бийск – это были жители нескольких десятков деревень”.Мы поехали в Бийск, работал в архиве – восстановлены имена. Из 1087 семей смогли восстановить около 90%. Свою задачу мы почти выполнили”, – говорит Янченко.

После победы в конкурсе Президентских грантов женщины получили не только финансовую поддержку. До этого, скептически относится к идее мемориала власти района теперь готовы предоставить для будущего музея заброшенное двухэтажное здание школы plachcinski. Думаю о музее, – говорит Ирина. – Создать не менее площади Памяти к 2021году – всего 90 лет как переселенцев с Алтая привезли к нам.

Ирина Янченко (справа) с потомками поселенцев на Алтае Валентина Умрихина и Василий Исаев в Саду памяти. Посадил первые кусты облепихи

В начале будущего сквера, по ее словам, она должна быть. С Алтая в палочку приезжали потомки выживших поселенцев. Они привезли с собой саженцы облепихи. Облепиха – символ Донецка.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*