Главная / Культура / Галина Волчек: «Спокойно доживать я не сумею, не хочу, не буду»

Галина Волчек: «Спокойно доживать я не сумею, не хочу, не буду»

Самые последние в Москве, сезон открывает театр “Современник” — 1 октября, в день рождения Олега Ефремова. Однако, в конце прошлого сезона его художественный руководитель Галина Волчек попала в больницу, что породило волну слухов: неизлечимо больных, в театр не вернусь… и, как водится в таких случаях, начался секретный отдел руководящего кресла. Но Галина вернулась из отпуска в Юрмале, рассказал обозревателю “МК”, что было и почему некоторые человек не должен забегать вперед.

фото: Геннадий Черкасов

— Галина Борисовна, но первый, самый важный, спрашивает о здоровье. Что случилось в июне?

Все мое ужасное состояние здоровья последнего времени были связаны со светом. Короче, пусть врачи мои легкие. Но теперь мне легче дышать, а ноги — как он был в молодости. Сегодня была целая большая комната в стране…

— Как вы отдыхаете в Юрмале?

Ладно. Потому что я как-то отдалился от источника их положительные и отрицательные эмоции, не только физически, но заставил себя жить, чтобы дать реалистичное ощущение того, что дышишь хорошим воздухом, что видит глаз вокруг хороший. И самое главное — он заставил себя не думать о проблемах театра, хотя они, конечно, еще. Отвлечься помогали люди, которых я люблю, с кем и общался. Я сказал себе, когда он приехал в Юрмалу: “Попробуйте прожить месяц, так как мы живем не в Москве — нет театра, но есть все остальное”. Не все звонки отвечали, но они были абсолютно в курсе и решать вопросы.

Да, я взял смелость в Юрмале-это без вопросов. И теперь я могу сказать вам и всем, кто в театре: я не могу быть “дежурный отряд” все время, как было все эти годы. Потому что я работаю в театре Матрона, директор столовой, повара… все посты один человек-это я. И этот человек не должен платить, не нужно слышать его крики, возмущения, угрозы. Он может быть обманчивым, и ему не придется доказывать свою боеспособность. И самое главное — с ним вы не можете жить по своим правилам и в своих.

Такой человек, я должен сказать, я чувствую, что довольно долго, и сначала вы боретесь с этим, пытаюсь что-то менять, сдерживать, уговаривать, чтобы заняться любовью, в конце концов, и таким образом добиться успеха. Но нет. Я никого не осуждаю: это моя вина, и никто, кроме меня.

— Почему вы перекладываете всю ответственность и как следствие — чувство вины?

Потому что, видимо, народ положил, пусть сразу не то, что я хочу и то, что удобно им.

— Вы хотите что-то изменить в моей театральной жизни труппы?

Я всегда хочу что-то изменить и, что еще более важно, понимать, что все не только от зависимого актеры — в команде. И сегодня ситуация не только в “Современнике”…

В этот момент Галина просит своего помощника по дому Лера сигареты и говорит, что это первый день.

— А врачи разрешили, Галина? Сколько в день ты и сейчас куришь?

— Максимум четыре. Врачи? Да, животные — да, они удивляются, что я достиг такой минимальной дозе без разговоров, без каких-либо страданий.

— Ну да, у вас железная воля, не зря вас называют “Железной леди”.

— Нет, это не воля, Мариш, это (я всегда говорю, А вы услышали, это точно) — “чувство долга родилось раньше меня”. Возможно, я в долгу перед моим отцом. Не “наверное”, и даже, несмотря на то, что ты любишь свою маму. Но генетически я был абсолютно папочка, и поведенческий — то перешел от моей матери. Неудивительно, что мне было тринадцать лет сделал выбор (надменно, как мы теперь знаем) в его пользу. Я помню, как мои родители поставили меня перед круглый стул от рояля и сказал: “Выбирай, кем ты будешь жить. Мы не согласны”. И когда перед тобой сидят два родных народа, который сделал тебя родила, ты скажи им: “вот папа”… Нет, мама это не было шоком. Она… как бы сказать… был человек общества, говоря сегодняшним языком, тусовщица, и что. И в этом ее прелесть. Девушка, несмотря на два высших образования она получила в Санкт-Петербурге и Москве.

Теперь про сигареты… все врачи мне говорят: “Если ты думаешь, что я мечтаю так жить, просто говорю — не будет его.” Жить спокойно я не знаю, не знаю как, не хочу.

— Почему это вопрос? Врачи твердо настаивают на том, что уходить из театра?

Они не говорят, но я думаю (и я с ними полностью согласен), что я должен оставаться в качестве почетного художественного руководителя.

— Президент Класса?

— Не нужно таких слов. Но врачи категорически за этот вариант.

— Что вы ответите?

— А я говорю, что моя мечта-найти кого-то, кто может сделать это. Я человека ищу, спасибо заранее, но у меня нет такого человека. Я выбираю режиссеров, которые понимают и любят защищать театр, которым я занимаюсь, — русский психологический драматический театр. И даже я вам больше скажу: он не может быть директором, но человек, который доверяет театру такого типа как наше. Я не хочу называть вещь, но это конечно.

— Правильно ли я понимаю: в таком состоянии вы решили уйти из театра, когда вы видите этого человека? Но здоровье и жизнь дороже.

— Я знаю, Соня, это на словах, а на деле… ну, ищу того, кто готов, кроме меня, может быть, сегодня немногие действительно понимают баланс сил внутри театра, что очень важно.

— Что это?

— Я думаю, что сейчас тасовать “карты”, которые считают себя либеральной интеллигенции и даже друзей “Современник”, не очень понимаю, кто есть кто в театр. Например, есть художники, которых я люблю, я люблю, в качестве примера, приведет Валентин Иосифович Гафт — его фигура совершенно неоспорима. Это Марина Неелова: принять все как великий художник, но я знаю, что трудности, связанные с ним. Марина уже не первый год приезжает в Москву — играет свои спектакли и улетает. Да, она звезда в понимании театра. Тогда Лена Millioti, что вызывает всеобщую любовь и уважение за его общественную позицию: он всех положил на лопатки, но елка для детей в театре состоится, выпуска газеты, кто-то поможет. Ну, есть те, кто никогда в компании не поднимет руку, потому что они ценили, любили за то, что они не генералы, а солдаты, которые служат в качестве генералов.

Да, наши звезды считают себя уникальными, что, вероятно, верно в творческом смысле. Но дело в том, что театр-это коллектив, они тяжело принимают. Театр для них — не их любимое дело в командных видах спорта. Он не был, но стал таким.

— Кого ты имеешь в виду конкретно?

— Я не хочу называть имена. Теперь театр должен адаптироваться к звездам, когда ему дают время его работы. Перед актерами, перед отъездом к звезде, взяты из театра бумаги, где было четко написано: “в свободное от театра время”. А теперь — наоборот: театр зависит от фильма.

— Кстати, по той же причине Владимир Машков в “Табакерку” расстался со своей звездой актер Андрей Смоляков.

— Мне очень жаль, что ушел Смоляков… но если я начинал в театре как Машков, не знаю, была бы у меня сила поступать так, как ему расстаться с ведущим актером.

— Ты думаешь, он поступил правильно?

— В его понимании начала театра и его дальнейшее существование — право. С этим, Андрей Смоляков-один из моих любимых художников. И мы, я имею в виду “Современник”, не будет, если мы сделаем то же в разных направлениях побежали.

— Мне кажется, что вы готовы как-либо изменить ситуацию в театре?

— Нет, чтобы изменить ситуацию, я не буду. Но я собираюсь быть жестким, хотя я не знаю, как это закончится. Например, если аудитория будет играть с телефонов во время спектакля, они просто выводятся. А художники… мы увидим. Вы знаете, театра, и не только наши, но вообще, они могут еще жить. Он делает “гимнастику” процедур, при которых человек существует. И я считаю, что эстафету надо передавать живой силы, которая есть сила.

Для меня ты единственный, кто не боится говорить правду, какой бы тяжелой она ни была. Вы думали, что пока вы были в больнице, ваше место… мягко говоря, уже общий? А кто-то на это конкретно утверждал и специально обработаны боссов в отделе культуры?

Это в больнице было. Вся Москва гудела. Я последние восемь лет его жизни были потрачены для того, чтобы воспитывать молодых художников, и всегда им говорил: “Ты моя скала”. Я провожу с ними много общался, они его ценят, ждут, когда я приду в театр. Я уверен, что наша молодая труппа, когда я не и не важно, сколько времени прошло, не позволит “Современник” превратилось в дорогую или дешевую антрепризу, в модном месте, в худшем смысле этого слова. Да, я все думаю о них — молодых, среднего возраста… вот про Лия Ахеджакова, которую я ценю как художника, хотя и с разных гражданских позиций. Она почти всегда отказывается работать, что мы ей предлагаем.

И громким мужским именем “Современник” — Сергей Гармаш? Он надеется?

— Я не могу говорить за всю компанию, но Гармаш-замечательный художник, он мой помощник творческих вопросов (я это объявил два года назад). У него есть свои отношения с компанией, и я никогда не будет препятствием в их отношениях.

— И он хорош для случая передачи?

— Как ему даст? Он обладает огромной занятости в кино и в театре. У него есть все звезды, но он заслужил его жизни. Однако, не все готовы взять.

Кто еще?.. Хаматовой? Ну, нет… я думаю, что все, как и я, согласятся с тем, что она является невероятным талантом (я говорю это в лицо, а не лицо). Огромный талант — актерский. Но человека… я не хочу обсуждать. Она была одной из тех “детей”, которые не посчитались с его приемной матерью, которой я себя считаю.

Но вы можете простить.

— Что зависит. Не все из них.

Но Елена Яковлева, уникальная актриса, она вернулась в “Современник”?

— Слава Богу. Я счастлива.

— В новом сезоне работать?

— Конечно, если вы хотите. Она знает, что это. Я очень люблю ее.

Я думаю, что вы Хаматовой и прости.

— Что я должен простить ее? Она должна разобраться в себе. Даже прежде чем она сказала мне: “Ты понимаешь, что самая лучшая модель театра, когда нет директора, нет и арт-директора компании. Есть художник, строительства и управления”.

— Простите, а кто тогда едет?

— Артисты.

— Я хочу подвести итоги нашей беседы. Слухи о вашем скором уходе из театра преувеличено? И Галина Борисовна Волчек не оставив “Современник”?

— Конечно, нет. И если я пойду в другое состояние, это только тогда, когда воля направлена не только директор, на кого можно положиться. Все полный круг.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*