Главная / Экономика / Экономический кризис будет опаснее коронавируса: все резервы исчерпаны

Экономический кризис будет опаснее коронавируса: все резервы исчерпаны

Коронавирус — сегодня наиболее популярный и тревожное сочетание букв. И в СМИ и в социальных сетях и на кухнях. В следующем месте в рейтинге тревожности (здесь мы начинаем говорить об экономике) и фондового кризиса. Они действительно демонстрируют шок “парное катание” и кумулятивный эффект огромной разрушительной силы. Но их отношения не исчерпаны. Мир остро нуждается в средствах, которые, по крайней мере, можем поставить и вирусная инфекция, и фондовый рынок кризис под контролем. И вот получается, что шансы найти вакцину против коронавируса гораздо выше.

Алексей Меринов. Свежие фотографии в нашем instagram

Пандемия сродни коронавирус — к счастью, редкие посетители. Страшная болезнь регулярно вспыхивает здесь и там, но в целом, их распределение может быть довольно быстро, если не полностью нейтрализовать, то хотя бы надежно локализовать. Не проигрывает и ВИЧ-инфекции, но это, как и жизнь, распространяется половым путем, что, по крайней мере, облегчает индивидуальной защиты. Как надежно защитить себя от коронавируса показывает динамику его распространения пока не представляется возможным. Но это. Прогресс науки не остановить: есть уже два примера полного излечения от ВИЧ-инфекции за счет стволовых препаратов. Борьбе с коронавирусом. Мировая медицина не безнадежна.

И экономики? Фондовые рынки аттракцион Американские (или Русские) горки знаю давно и плотно. Но нынешний фондовый кризис-особенный. Это, конечно, пытаясь уложить в ряд самых интересных и вполне корректное сравнение — “черный понедельник” 19 октября 1987 года. Тогда индекс Dow Jones упал на 22,6%.

Но, как ни странно, кризис 33 лет назад был также особенным. До сих пор экономисты спорят о его причинах. Есть несколько объяснений. Один, довольно популярный, но, на мой взгляд, неубедительно — что кризис-рукотворный. Он якобы назвал программу. Даже тогда, было торговое программное обеспечение, обеспечение для автоматического закрытия, в частности, арбитражных соглашений. Экономика “перехитрил” программистов и программ привел к кризису.

Красиво, конечно, можно развернуть голливудский блокбастер на тему первый обмен восстания машин. Но есть проблема. Затем торговая программа освоена только в США, а кризис нанес первый удар в Гонконге и Европе, а затем взорвали США. И вообще это не хорошо, чтобы списать свои грехи на безответного программы.

Я, как и другие, хотя и недостаточно подробно, но все же объяснение. Это все в механизм и приоритеты государственного регулирования экономики. Тогда и главный “враг” был признан инфляции, которые она вызвала, и ее основной вид контроллеров. Инфляция в развитых странах выиграли, но все “потери” заранее был не в состоянии оценить. Кроме того, в те времена суверенитета понимал происходящее, чем сейчас, и не слишком усердствовать в координации на международном уровне.

Главная проблема сегодняшнего мирового кризиса фондового рынка, что отразилось и коронавирус, стала его “фитиль”, и, что особенно обидно, мужик-сделал (из-за разрушения соглашений в рамках ОПЕК+) обвал нефтяных цен, на том же уровне посредством фьючерсных контрактов, которые были связаны с серьезными финансовыми расчетами и интересов, а также в регулирующем механизме. И именно этот механизм, что делает его трудным для выхода из кризиса.

“Ноги” сегодняшнего кризиса фондового рынка растущего мирового экономического кризиса 2008-2009 годов. Кризис пришел не из материального производства (или перепроизводства), а финансовый сектор — он был в результате нарушения финансовых балансов. Из-за этого и надулся так прославиться долг “финансовых пузырей”, оглушительно лопнул в 2008 году. Регуляторы были изъяты из мировой экономики из кризиса, как могли. И они смогли накачать экономику новыми деньгами, и в чем преуспел. Кризис формально закончился, но проблема долгов и нерешенных финансовых балансов остались. Коронавирус и обвал нефти мощно взорвалась, но даже если бы они не были — фондовый кризис вернется (хотя не обязательно), другие “приглашения”.

Все сказанное имеет самое непосредственное отношение не только в сравнительно недавнем прошлом, а в ближайшем будущем. Специфика фондовых кризисов, что они, как правило, отходчивый. Если, конечно, это прелюдия к общему экономическому кризису. Есть также пример Великая депрессия тоже началась с обвала фондового рынка, за которым последовал глубокий и продолжительный глобальный экономический кризис, в значительной степени “приложил руку” к началу Второй мировой войны. Но в “мирной” версии резкого обвала довольно быстро последовал “отскок”. Почему? Потому что это стимулирует регуляторы, выбрасывая на рынок новые деньги — в основном через механизм снижения ключевой ставки. Этот вид страхования работает, когда законодатели имеют возможность. Но сегодня это невозможно. Ставки практически на нуле, новых денег выдается через покупку государственных регуляторов ценных бумаг. Шлюзы для прихода в экономику новых денег в экономику был открыт так широко, что дело доходит до дополнительных платежей от банков до тех, кто принимает их счетов свои деньги.

16 марта, ФРС, главного регулятора мировой экономики, снизила свою ключевую процентную ставку на 150 базисных пунктов, с 0-0. 25%. Сокращение Радикальной. О чем говорит именно этот шаг? Алексей Кудрин заявил, что американский регулятор посылает всем сигнал о том, что угроза глобального экономического спада необходимо бороться самым решительным образом. Наверное, это так. Но возникает вопрос: что регулятор делать дальше? Есть версия, что решение ФРС, почти сразу же расстреляли всю небогато, правда, в резерв Ставки, дал сигнал: хуже не будет! Понятно, что сценарий новой Великой депрессии никого не устраивает, но перспектива мирового экономического кризиса становится все яснее. Так что оптимизм ФРС может быть “розовый”: рынки, во всяком случае — пока, тенденция не изменилась.

И, с другой стороны, что еще мог сделать регулятор? Если вы пытаетесь найти серьезно ответить — мы сознательно должны быть совершенно неразвитым или практики экономического регулирования, ни даже оснований экономической теории. Дело в том, что, по данным, например, Нил Маккиннон, главный стратег “ВТБ Капитал” мировые рынки “изначально количественного смягчения и нулевых и особенно отрицательных процентных ставок был замечен в качестве “скорой помощи” денежно-кредитная политика действия, направленные на преодоление кризиса, но на сегодняшний день эти инструменты эволюционировали из “нетрадиционных” стандарт”.

Если вы согласны, что это “новый нормальный”, то вы должны признать, много. Уже новый стал даже таких основных понятий, как функции денег — соответственно, требуется “domicility” свою новую роль в экономике наряду с денежно-кредитные инструменты регулирования. А затем, чтобы включить в анализ и включаются в жизнь инструменты, как электронные деньги, Главной особенностью которого является то, что они могут излучать не только глобальные или национальные регуляторы, и практически неограниченное количество учреждений и даже частные лица. И это только начало перечисления новых факторов, которые будут понимать экономисты. И они явно не в спешке и предположить, что все остальное вернется в прежнее русло.

Пока, правда, получается, что экономисты, как те генералы, которые всегда готовятся к прошедшей войне.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*