Главная / Общество / Держать и не пущать: как ВЧК создавала “железный занавес”

Держать и не пущать: как ВЧК создавала “железный занавес”

Для того, для художников, возвращающихся из поездок за рубеж, им пришлось обратиться за своих коллег, таким образом, создание системы взаимной ответственности

Очень важно сегодня в России есть свобода передвижения, в том числе за рубежом. Об этом мало кто помнит, но это было не всегда так. Например, в царской России, власти могут просто не выдать паспорт по любой причине, а про СССР и говорить нечего – там поездки за границу считалось высшей привилегией, не говоря уже избран, или выгнали. Одним из первых таких высылок называют “Философский пароход” (на фото) – в 1922 году из Петрограда в Германию на немецкие корабли было принято выдающегося русского интеллектуальной Бердяев, Ильин, Трубецкой, Франк и другие…

О том, как в СССР началась пресловутая политика “железного занавеса”, пишет в своем блоге священник и историк Яков Кротов:

“19 апреля 1921 года. Есть “железный занавес”: для выезда за границу нужно разрешение, а без разрешения правительства или Министерства иностранных дел, и решение партии.

Дзержинского этот день пишет возмущенное письмо в ЦК:

“В последнее время участились случаи применения различных художественных кругах … для получения разрешения на выезд за границу. … ЧК … решительно протестует против этого. До сих пор ни одно из выпущенных лиц (как, например, Кусевицкого, Гзовский, Гайдара, Бальмонт) не вернусь”.

Простой вопрос: почему они должны вернуться? Однако, известно, что Ленин рассматривал культуру как особый вид производства, производственной пропаганды. Певцы и танцоры были какие-то “специальные”, которые должны быть использованы, пока вы не создали новый, настоящий “коммунист” певцы, танцоры, жонглеры. Тогда дореволюционных может быть выстрел, как выстрел из всех старых “военспецов”. И новые будут жить в новый дивный мир, в спецдомах на Кутузовском и “аэропорт” на возможен в Переделкино, со спецпайком.

“Частые” – это 19 человек за 4 месяца. Полезно помнить, что в то же время в Крыму по приказу Ленина и Дзержинского пятаков и Кун расстрелял сотни тысяч “бывших”, исключительно на основе “классового чутья” (“бывший” – не солдат и офицеров, они ушли, а просто “нетрудовые элементы”). А потом точно такие же “бывшие” подняться с требованием хлеба, спа-процедуры, экскурсии.

Дзержинский протестовали против выхода из Московского Художественного театра в США:

“Это достоверная информация, группа артистов этого театра находится в тесной связи с американским кругах, имеет очень тесные связи с органами разведки”.

Издатели сопровождались словом “разведка” Примечание: “так в тексте”. Действительно, неологизм какой-то. Дзержинский, видимо, не знал, как будет называться ЦРУ.

Однако, 18 мая Уншлихт иначе уже объяснил, почему вы не можете освободить Московский Художественный театр: “ВЧК можно с уверенностью сказать, что это (1 студии МХТ) не вернется. Все артисты Художественного театра, который сейчас находится за границей, есть огромный успех и большая жизнь в материальном отношении”.

Однако, Уншлихт на интеллект намекнул:

“Ряд известных художников (в частности, Сухачева) тесно связаны с иностранными представительствами в Москве и есть основания полагать, что их отношения с ними не носят личный характер.”

Так стрелять! Или выгнать за границу…

Основной принцип заключается в том, что путешествовать за рубеж может быть только временным. 10 мая 1921 года Политбюро”, релиз Шаляпин за рубежом, при условии гарантии со стороны ВЧК за то, что Шаляпин вернется”.

Таким образом, Луначарский предложил систему коллективной ответственности, освобождение на срок не более 4 месяцев:

“Пусть они идут на 3 или 5, заявление о том, что снова будет выпущен только после возвращения ранее выехавших. Поэтому мы устанавливаем естественной взаимной ответственности. Вышлем только по просьбе художников … так что они сами виноваты, если в пятерку, кто останется за границей и, таким образом, они автоматически забивают на себя.”

“Завал” – метко. Политический режим Ленина-это разновидность тромбоза, который во всех сферах сокращения жизни все кислорода и кровотока. Это то, что определяет суть страны при Сталине и при Хрущеве, и даже до сего дня.

В общем, сборник документов об отношениях между Лениным и культуры содержится много замечательных документов. Например, 18 ноября 1921 года. Политбюро слушает вопрос № 78: “Об издании в России ежедневно нон-газета” – краткая резолюция: “отклонить”.

Но эта процедура, со свободой прессы в Ленинской России, все ясно. Замечательная свобода aragonesista и рукомашества. Вот такой “юморной” записке Молотову Ленин 12 января 1921 года:

“Узнав от Каменева, что СНК единогласно принял совершенно неприличное предложение Луначарского о сохранении Большой оперы и балета, предлагаю Политбюро … отменить постановление Совнаркома … оставить из оперы и балета лишь несколько десятков артистов на Москву и Санкт-Петербург к тому, чтобы их представления (как оперные, так и танцы) могли окупаться, например, участие в всевозможных шоу.”

Это – серьезно. Шутка была требование “позвонить на пять минут, чтобы wykluczenia последнего слова обвиняемого”. Чувство юмора, Ленин специально палач.

В тот же день Политбюро решило закрыть Большой театр. Луначарский, однако, скандал, и, кажется, будет хороший театр существует и по сей день. Основной Луначарского аргументом было то, что в Большом театре проходят всевозможные съезды, чтобы в любом случае сохранить здание, то экономия будет небольшой, актеры получают гроши.

6 июля 1922 года Политбюро одобряет выбор проекта Троцкого писателей. Выбор довольно oswiecimska, указ коснется только новояз. В проекте, Троцкий был заказан “слово цензура” заменить слово “Издательство”. Я помню, в Киеве в XIX веке закрыли одну газету, потому что это был список опечаток: “кнопка печати””, следует читать “Богородица”.

Надо отдать должное тогдашнему ленинско – они не всегда практикуют двойные стандарты. Например, Воровского 10 июня 1921 г., было написано из Рима чекист Менжинский (тот, что заблокировали выезд из подразделения):

“В свое время при выезде за границу, моя делегация, я стоял перед товарищем[arisem] ягоды нужно отпустить и жен членов делегации, когда очень ограниченное число из нас, жена будет работать в качестве машинистки, секретари, и т. д. так и сделали. Однако, пожив здесь, я был убежден, что ваша точка зрения не выпускать за границу семьи, наверное, более правильно, особенно в условиях, таких как местный”.

Воровского описать как желание остаться в Италии, как и Кремлевские работники, не так, как перебежчики, мешает Кремлю стоят на страже интересов Кремля. Похоже, что в этом плане прогресс: научились и за границей жить, и лояльность Лубянка спасти…”

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*