Главная / Экономика / Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением

Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением

Помните философский ответ чекист Егор Шилов истеричное обращение к небу капитан Лемке в фильме “Свой среди чужих, чужой среди своих”? Слова: “Господи! Почему ты помогаешь этому кретину, а не мне?!” — смертельно устал главного героя сыграл Юрий Богатырев, отвечает тихий комментарий: “потому что ты жадный. И даже Бог велел делиться”. Сегодня незабываемый Шиловский реплики можно обратиться в российские финансовые власти, поведение сопоставимо с Царь Кащей, чахнущий над золотом.

Алексей Меринов. Свежие фотографии в нашем instagram

Хорошо мы живем или нет? Конец календарного года — новое начало, подходящее время, чтобы задать подобный вопрос. Ответ кроется в парадоксы. С одной стороны, в Новый год страна будет пухнет от денег закрома: профицит бюджета, по заявлению премьер-министра Дмитрия Медведева превысил 1,48 трлн рублей, Фонд национального благосостояния (ФНБ) накоплено почти 8 трлн рублей, объем международных (золотовалютных) резервов превысил $540 миллиардов. Вдумайтесь: правительство изо всех сил старается обеспечить ежегодный рост ВВП на уровне 2-3%, и на этот раз, что эквивалентно почти 40% годового ВВП, лежит на самих властях в “магазин”.

С другой стороны, большинство граждан живет не просто так же, как и раньше, но теперь в его шестой год как все хуже и хуже (судя по падению реальных доходов населения), не имея к этому ослепительно бухгалтеров абсолютно ничего. Страшно потребительских цен, ритуал признательности в общественном транспорте и коммунальные услуги, Тверская медианная зарплата в России в 34,3 тыс. рублей — все это позволяет людям, чтобы разделить эйфорию правительства на макроэкономических успехов 2019 года.

Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением

Власти готовятся к кризису

Другими словами, один полюс (правительство) скапливается избыток капитала, на другом полюсе (населения) едва сводит концы с концами. Но почему бы не потратить сверхдоходы на людей, улучшение их жизни, помогать бедным, предоставление бесплатного образования и здравоохранения? Как объяснить выбор, сделанный государством: экономия или дремлют, или вкладываются в те проекты, где, если необходимые денежные средства быстро не снять? Сегодня круиз Медведев мем в мае 2016 года: “нет денег, но вы продолжаете” не имеет смысла, поскольку никогда. Деньги есть и это никто не скрывает! Кроме того, что люди по какой-то причине не получил.

Федерального бюджета 2019 оценивались из расчетов, что базовая цена на нефть составит $41,6 за баррель. Все экспортные доходы, превышающие данный момент, по правилу бюджета направляются в ФНБ, который является преемником двух канули в Лету “загашников” — резервный и стабилизационные фонды. Ранее утвержденные Министерством финансов нормальное, после объема ликвидных средств из ФНБ достигнет 7% ВВП, излишки могут быть направлены на инвестиции. Рубеж был превышен, но правительство явно не торопится решать судьбу “лишних” триллионов. Почему?

“Власти готовятся к мировому кризису, продолжая создавать “заначку” и не афишируя этого, — говорит директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. — Мировая экономика замедляется более четко. Ну, есть причина, но вы можете пойти другим путем: не экономить и инвестировать в национальную экономику, чем систематически занимаются в Китае. Как следствие, во время рецессии 2008-2009 годов, темп роста ВВП упал с 10% до 7%, в то время как другие страны ушли в минус”.

В те кризисные годы России ради стабилизации национальной валюты и спасение банковской системы наводнили финансовую огонь триллионы рублей. Стратегические запасы были быстро угасает, и с этим никто не считается, напоминает собеседник “МК”.

Конечно, “горят” от событий 2008-2009 годов, государство, согласен ведущий эксперт Института современного развития Никита Масленников. По его словам, Россия пытается поддержать рубль, потеряла 200-220 миллиардов долларов из своих валютных резервов. Но тогда была геополитическая ураган 2014 и западных санкций, которые породило наше гражданских служащих в постоянном страхе о затягивая их. В 2017 году, когда в США появился законопроект о запрете операций с государственным долгом Российской Федерации, в Москве опять “передернул”, опасаясь худшего развития событий. Еще одно звено в этой цепи проблемы и риски растут в глобальной неопределенности экономики.

“У меня стойкое ощущение, что человечество постепенно скатывается в очередную рецессию. Плюс никто не отменял цикличности глобальных кризисов: после окончания последнего прошло уже почти десять лет”, – говорит Масленников.

Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением

Кто триллиант?

Другая группа факторов, почему правительство так любезны, чтобы “заначки” из-за вопиющей неэффективностью государственных расходов. Эта проблема является хронической для России, например, в сфере государственных закупок, нецелевые расходы, по словам Масленникова, составляют пятую часть. Не лучше обстоят дела с федеральной адресной инвестиционной программы (ФАИП): по состоянию на ноябрь, потратив лишь 40% выделенных средств.

С ФНБ точно такой же вопрос: Куда вложить деньги, где КПД больше? Даже если предположить, что “лишний” триллион рублей из Фонда национального благосостояния пойдут в экономику, как это скажется на росте ВВП это не слишком значительное влияние, говорит Никита Масленников. Теперь, сказал он, предложил компромисс: и пусть часть денег пойдет на бытовые проекты, часть на внешнем. Например, где-то прокредитует, как Египет, так он построил рядом атомной электростанции. Но где гарантия, что эти деньги не пойдут прахом, как это бывает очень часто, потому что не до конца мониторинга государственных расходов, отсутствие четких критериев?

С креативом беда в России: годы не меняется ни список доверенных получателей сверхдоходов, ни перечень инфраструктурных объектов — мостов, нефтяных терминалов, трубопроводов, магистральных шоссе. Тем не менее, дискуссия между чиновниками продолжается. Например, глава министерства Максим Орешкин идея отправить государственному ФНБ экспортных кредитов. Он озвучил его в 2018 году. Ваш вариант расходования резервов предложил и председатель Внешэкономбанка Игорь Шувалов: деньги фонда могут быть использованы для совершенствования порядка ста российских городов. Но Центральный банк, опасаясь инфляции, деяния воздержаться от трат, в принципе, увеличить порог с 7% ВВП. Международный валютный фонд, в свою очередь, посоветовал Москве вкладывать “излишки” в высококачественных зарубежных активов для защиты экономики от колебаний цен на нефть.

Короче, беспроигрышный вариант для вложения государственных средств не существует. Но в то же время инвестиции в человеческий капитал почему мы должны быть рассмотрены правительством. “Конечно, правительство может тратить больше средств на образование и здравоохранение, — говорит заместитель руководителя Информационно-аналитического центра “Альпари” Наталья Мильчакова. — Если говорить о прошлом, оно ежегодно тратит 5,3% ВВП, тогда как в Швеции до 12,5%. Я думаю, что 7-8% от ВВП (около 8-9 трлн. рублей), чтобы заплатить за здравоохранение без стресса, только если средние цены на нефть не упадут ниже $60″.

Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением

Ненужные излишки

Но Минфин сделал другой выбор. Опасаясь, видимо, более жесткие санкции или надвигающаяся глобальная рецессия, она явно перестраховывается, говорит профессор Российского экономического университета. Плеханов Андрей Нечаев. Другая сторона медали — острая нехватка качественного государственного управления, благодаря которому ряд национальных проектов, финансируемых в лучшем случае 30%, и национальный проект по экологии — 17%. Кроме того, говорит источник “МК”, правительство заходит слишком далеко и с бюджетном правиле: при нынешней средней цены на нефть на 63 $отсечения уровень по-прежнему составляет 41,5 долларов за баррель. Теперь, что ФНБ превышает 7% ВВП, этот порог может быть улучшено до 5 долларов, делая финансовые правила менее жесткие и более полезными для отечественной экономики. В целом, российские финансовые власти по многим позициям (за счет увеличения пенсионного возраста, НДС, НДПИ и прибыль налоги) увеличить доходы и в то же время сокращают социальные расходы. Однако все эти меры не тянут на роль устойчивым драйвером экономического роста.

“Если мы посмотрим на динамику инвестиционной активности в последние годы, мы видим какие-то ободранные, неестественный “пила”. Запредельная волатильность. Поэтому начинать надо с институциональных реформ, таких как повышение безопасности собственности”, – говорит Нечаев.

По его словам, это также можно ввести налоговые льготы для реального сектора экономики, стимулирования развития высокотехнологичных отраслей экономики для частных инвесторов. Он мог бы использовать дополнительные средства из ФНБ. Как власти будут распоряжаться нефтегазовых сверхдоходов, зависит от многих вещей. Если Россия продолжает накапливать резервы, это лишит экономику шансов вытащить очень слабый (1,3–1,5% к концу 2019 года) темпы роста ВВП. Это означает, что государство не в меньшей мере способствовать решению наиболее острых социально-экономических проблем, таких как бедность и снижение покупательной способности граждан.

Наверное, Россия-единственная страна в мире, которая, будучи в застой, уменьшает профицит бюджета на ближайшие три года, – говорит заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики. Гайдара Алексей Ведев. “Профицит в Национальном означает, что государство забирает из экономики денег больше, чем он дает ей. Во всем мире стремятся проводить через бюджет какую-то стимулирующую политику, пока идет обратный процесс. Предпринимаются шаги столько инерции, что нет никаких сомнений в том, что застой будет продолжаться в 2020 году”, — сказал эксперт.

Финансовой защиты в случае глобального катаклизма, собеседник “МК” считает самообманом. Ведев считают, что если цены на нефть упадут ниже $40 за баррель и будет оставаться там в течение долгого времени власти не только “распечатать” фонд, но и опустошить ее в течение нескольких месяцев в то же время валютные резервы. Нечто подобное происходило и в 2008-2009 годах, хотя в то время России еще повезло, потому что острая фаза кризиса длилась всего шесть месяцев. Эксперт напоминает: натуральная защиту от любой чрезвычайной ситуации может только нормально функционирующая экономика, чье здоровье зависит не только от ценовой ситуации на внешних сырьевых рынках.

Деньги есть: почему государство не делится сверхдоходами с населением

Доверенных получателей

Куда ни кинь, всюду клин, – говорит старший аналитик ИК “Финам” Сергей Дроздов. Даже если взять и разделить dosimetrically ФНБ в равной степени для всех 145 миллионов россиян каждый имел тысячи пятьдесят пять. Про профицит бюджета в 1,5 триллиона и говорить нечего. Если вы отправляете “излишки” триллион рублей из Фонда национального благосостояния на инфраструктурные проекты, это даст лишь сиюминутный эффект. Плюс, как обычно, главным бенефициаром будет узкий круг “доверенных получателей”. Для экономического роста нужны не ocilobwrite манипуляции, и структурные реформы, но чиновники явно не готовы. Зачем что-то менять, когда ты сам живешь неплохо? Ну, если цены на нефть внезапно упадут, есть испытанный метод — корректировка рубля.

Итак, у нас есть несколько ответов на вопрос, почему правительство предпочитает сохранить сверхдоходы, жертвуя экономическим ростом и интересы населения. Первый: власти держат “заначку” в случае мирового кризиса и ужесточения санкций. Во-вторых: понимая степень неэффективности государственных расходов, Минфин не намерен раскошеливаться влево и вправо. Третий: полная неопределенность инфраструктурных проектов, которые могут быть вложены остатки ФНБ. Кстати, создан 1 февраля 2008 года Фонда национального благосостояния изначально был задуман как часть механизма пенсионного обеспечения. Но сегодня эта цель не отражается в реальных шагах по размещению средств ФНБ. И в 2008-2009 годах, большая часть его была потрачена на антикризисные меры по поддержке банков, другие вложили в модернизацию Транссибирской и Байкало-Амурской магистрали, строительство атомной электростанции в Финляндии. И в 2013 году, ФНБ стал заложником большой геополитической игры: резервы ушли на покупку украинских евробондов на сумму 3 миллиарда долларов.

Как бы то ни было, рядовые граждане отрезаны от всего этого скрывается финансовая деятельность, происходящие в коридорах власти. Дело не только в том, что правительство распоряжается доходами, как скряга Скрудж. Это не только о недостатках отдельных ведомств, что глава Счетной палаты Алексей Кудрин справедливо винит в нерасторопности. Если уйти от частностей и перевести разговор на другой уровень, следует отметить концептуальные разъяснения доктора экономических наук Владислав Иноземцев: российское государство не являются общедоступными, то деньги только потому, что такова его природа. В этот “коммерческий” по определению, эксперт, государство создало самые примитивные способы перераспределения ресурсов, включая ресурсную ренту. Он на самом деле убил низового частного предприятия, способен стимулировать рост ВВП. Она плодит проекты, основной целью которых является присвоение “очень приближенные” лица львиная доля выделенных бюджетных средств. И когда он, интересно, где деньги миллионов налогоплательщиков, он либо молчит, либо отвечает в духе карманника Кирпича из фильма “Место встречи изменить нельзя”: “Кошелек, кошелек, какой кошелек? Нет у вас методов против Кости Сапрыкина!”

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*