Главная / Экономика / Черный передел: кому досталась земля русская

Черный передел: кому досталась земля русская

Двадцать олигарх контролирует одну десятую от общей площади страны. Земля в этом опасном мире, единственный актив, который не выцветает и не обесценится.

Сергей Баймухаметов

Мосгорсуд отклонил апелляцию и оставил в СИЗО глава агрохолдинга “Русское молоко” (торговая марка “Рузское молоко”) Василий Бойко-Великого, который обвиняется в хищении средств из Банка “Кредит Экспресс”.

Однако, арест скандально известный олигарх остался malozamechennyj для громких международных событий. Следить за тем, что происходит, конечно, не участвующих в деле лиц в Москве и населения в Рузском районе Московской области, “имущество” Бойко-Великий. Среди них есть те, кто в сельскохозяйственной компании, и тех, кто от него пострадал. Фермеры не заинтересованы в нынешнее уголовное дело (им пофиг, кто, как, с кем и в каком банке украл или не украл), и надеяться на косвенные справедливость по их мнению. Косвенное, потому что они думают, что Бойко-Великий уже давно судили за захват их земель.

Дело было возбуждено в 2006 году. Первоначально потерпевшими признавались более 4 тысяч человек – крестьяне из семи хозяйств. Ущерб оценивается в 9 миллиардов рублей.

Следствие длилось 9 лет.

В 2015 году Следственный комитет России сообщил о ее завершении. “Василий Бойко-Великий с марта по август 2003 года, являясь председателем совета директоров и соучредителем ОАО “Вашъ Финансовый попечитель” и ОАО “Русское молоко”… вместе с партнерами, путем обмана и злоупотребления доверием незаконно приобрели право собственности на землю доли бывших членов и работников социальной сферы реорганизованных совхозов им. Л. М. Доватора них. З. Космодемьянской, “Богородское”, “с изюмом”, “Тучково”, “Анна”, “прогресс” и их преемников в особо крупном размере на общую сумму 347 млн. руб., подделали документы, чтобы лишить пострадавших возможности вернуть похищенное имущество и возместить причиненный им ущерб”.

Представитель СКР перешел на официальный тон, реагируя на эмоции и достижение общенациональных обобщений:

“Это такие пронырливые и наглые “деятели” за копейки скупали по всей стране сотни тысяч доверчивых земледельцев их честно заработанные земельные паи. Но в этом случае… справедливость восторжествовала: труженики снова будут работать на своей собственной земле, а “великих комбинаторов” ждет суд”.

Но мы до сих пор не знаю решения суда. Противоречивая информация была получена из различных источников, включая официальные. Большинство жителей села в 11 лет, отказались от своих претензий. От первоначальных 4 млн. жертв осталось 298 – те, которые не согласились получить компенсацию от Бойко… в 2016 году, дело о хищении 25 тысяч гектаров были закрыты на этапе предварительного следствия “за отсутствием доказательств” до суда дошел только один эпизод о хищении 1,2 тыс. га земель (ущерб в размере 347 млн).

В 2017 году потерпевшие обратились в Генеральную прокуратуру с жалобой на то, что процесс намеренно затягивается, а потому, что некоторые случаи уволен в связи с истечением срока давности. Экспертиза проводится один раз в неделю, а потом отложен из-за болезни любого из десяти подсудимых. Один сеанс под сомнение 2-3 человек. И в случае из 298 жертв, не считая свидетелей с обеих сторон.

И до сих пор невозможно найти в информационном поле конкретного сообщения суда для захвата земли. Будет ли это длится, то ли закончилась, а если закончилась, то, что мы не знаем. Таинственный неизвестный.

Эта история 13-17 лет, и она отражает судьбу крестьянства, судьба Земли в Новороссии.

В 1990 году Верховный Совет СССР принял закон “О земельной реформе” и “на ферме” – о выделении земельных паев в колхозах и совхозах. Все. В том числе и работники сельской социальной инфраструктуры.

В Рузском районе Московской области каждый получил в среднем 3-4 гектаров. Богатства.

Но что могло заставить крестьян с землей? Ни денег, ни оборудования – указы не были предоставлены ни материальных, ни денежных кредитов.

Кто-то с сильным, стал фермером. И тогда еще многие не выживают. В десять лет с 2006 по 2016 год количество фермеров сократилось почти в 2 раза – с 253 тыс. до 136 тыс. человек.

Абсолютное большинство отдали свои доли в созданных крестьянских сельскохозяйственных предприятий (КСП) – это добровольное подобие колхозов и совхозов. В те годы я много путешествовал по стране, писал очерки, делал передачи на телевидении. Директоров было кричать, что их душат налоги и топливно-энергетического комплекса.

“Мы четыре раза лучше стали работать, чем в районе! И налоги – 106 процентов. Это ограбление! Кому нужна свобода, если она нищая!? Это бандитизм, настоящий грабеж!” – возмутился один из моих шоу КСП директор Василий греков из села Большие Cecere Липецкой области.

“Кто будет производить молоко, если это невыгодно, потому что дизельное топливо, газ и электричество каждые три месяца дорого?”, – спросил бывший директор совхоза Березовский Виталий Юдаков Северного Казахстана.

“И мясо и молоко мы привезли на продажу в Москву, мы не берем, – говорит директор Николай Foraponov из Белгородской области. Обратно завернул. Беру импортные. Почему?”

Например, отношение бывших советских чиновников, крестьян это можно понимать как неприязнь класса “трейдеров” и к свободе в целом. Но почему они поперхнулся, как они будут закрывать государственно-коллективного сектора? Это только “Навара”, который чиновники могли бы получить от контрактов с иностранными поставщиками? Или уже есть дальний прицел?

В 2002 году президент Путин подписал закон о свободной продаже земли. (По его словам, на 31% сельхозземель был уже запущен в оборот еще до принятия закона.) Это еще в середине 90-х годов воевали и многие демократы, в том числе известный публицист-депутат Юрий Черниченко. “Для большинства в Думе с мандатом КПРФ свободной купли-продажи земли-это смерти подобно – он написал в 1997 году. – Большинство пенсионеров-фермеров, всерьез они не воспринимают: что председатель даст, и спасибо за клок сена, за полтонны отходов на автобусе до центра города. Вы знаете, чей пирог на самом деле. Чисто феодальный произвол в загородном тонкий правящий класс, который унаследовал все прерогативы Старой площади, обкомов, райкомов партии… отеля является то, что не надо идти в любой офис”.

Об этом же говорил президент Путин в 2002 году: “те, кто в регионах, выступает против продажи земли для своих граждан, обеспокоенных тем, что он раздал земли, как они считают нужным, и теперь там порядок”.

То есть, демократы и правительство защищало интересы простых крестьян. И что оказалось?

Многие, оказавшись в полной нищете, помаялся с бесполезной земли на 10 лет, он сразу начал ее продавать. В 2003 году земля была продана за бесценок, в том числе и в Рузском районе Московской области, называют русской Швейцарией. “Инициатива часто исходила от самих крестьян: пожилые люди хотели продать свои акции, чтобы в старости иметь деньги на существование, – сказал главный местный покупатель Василий Бойко (он не добавил к его фамилии свою девичью фамилию матери – Великий). – Все наши фермеры получили огромное за Рузском районе деньги: 100-300 тыс. рублей”.

Так что это огромные деньги для 3-4 соток в красивейшем районе Московской области?

И КСП, где отдала свои акции в большинстве, был в долгах. В конце концов, потеря фермы был куплен по дешевке, вместе с долгами, некоторые финансово-промышленные группы. Вместе с землей. Когда крестьяне начали бунтовать, они сказали: “у вас есть долг в десятки миллионов рублей. Чтобы отдать долг!”

Был и преднамеренного банкротства – в сговоре. Когда волна преднамеренных банкротств сельхозпредприятий в 2003 году прокатилась в Ставропольском крае, встревоженный президент Путин, и обратился в Генеральную прокуратуру, чтобы она “проверила применения процедуры банкротства сельскохозяйственных предприятий”.

И – ничего. Без последствий. Районы и области перешла в фактическое владение финансово-промышленных объединений.

Так возник современный “агрохолдинга”.

“Эти активы по их статистические значения значительно превосходят невоспроизводимые запасы наших углеводородов”, – говорится в докладе группы экспертов Изборского клуба под руководством советника Президента Российской Федерации Сергея Глазьева.

По данным журнала Forbes в 2018 году, только первые двадцать олигархи контролируют 7,9 млн га – в размере 10% от общей площади России. За ними в Форбс обзор 36 компаний. Самое дорогое, Краснодарский, край семейная фирма “Агро”, которую возглавляет бывший губернатор Краснодарского края, бывший министр сельского хозяйства Российской Федерации Александр Ткачев – 649 000 га на сумму 68,5 млрд. рублей.

Конечно, число их владений являются приблизительными. Точные данные из официальных органов не. И в то время как преднамеренные, так и непреднамеренные путаницы на счет земли не в том, что Форбс-это сам черт ногу сломит.

Некоторые фермеры, которые потеряли свои земли, и по сей день возмущаются, организовывать мероприятия, от посиделок в Одинцовском районе Московской области (март 2018) к голодовке пенсионеров в селе Казинка Ставропольского края (апрель 2019). Обжаловать решения судов. Но стоит помнить, что юридические услуги могучих, богатых финансово-промышленных групп, я, наверное, составить договор со всеми сценариями. В отличие от юридически неграмотных сельских масс. Потом кто-то понял потеря понял, что это. Но, видимо, позже. Подписано подписано.

Земля в этом опасном мире, единственный актив, который не выцветает и не обесценится.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*