Главная / Общество / Бомбу испытали на людях: история неизвестного взрыва в 1954 году

Бомбу испытали на людях: история неизвестного взрыва в 1954 году

Так же, как это произошло со взрывом под Северодвинск, власти пытались сохранить в тайне катастрофических событий, которые произошли на полигоне Тоцкое в 1954 году

Попытки российских военных, чтобы скрыть от общественности факт взрыва ракеты с ядерным двигателем под Северодвинск смотрю столько зловещим, как это смешно при современном развитии технологий. На самом деле, в головах генералов под шапки ничего не изменилось с середины прошлого века, когда маниакальная секретность в СССР достигла своего пика. Что касается событий 1954 года, которая напоминает в своем блоге, Сергей Ишков:

“Сегодня все знают о событиях, произошедших на Тоцком полигоне 14 сентября 1954. Samarjanka Ираида Завалина, который был в это время в Сочи с ее лейтенант мужем Александром Завальным, более 30 лет посвятил сбору материалов об атомном взрыве исковеркал ее жизнь и жизнь близких ей людей.

Карты, заметки, фотографии – это его самый важный актив, который она хотела дать рекламу, выпустил книгу. Она упорно доказывала, что взрыв был не так, как говорят сейчас. Это было намного хуже. К сожалению, мало кто слушал Samolinoy. Но Ираида Викторовна детали утверждал, что взрыв в Сочи пострадала вся Самарская область, в половине районов Оренбургской области, третье Актюбинской области и четверть Башкирии. Взрыв был тщательно подготовлен. Репетиция к мероприятию проходила задолго до сентября – в мае 1954 года.

Неожиданная командировка

Александра Завалина отправили в лагерь Тоцкое в начале зимы 1953 года. Ираида, не зная, в каких условиях им придется жить в новом месте и с какой целью послал к ней мужа, забрала сына к бабушке в Калининград и направилась к мужу. Затем Тоцкий был только один поезд, который остановился там на ночь и только на минуту.

Тоцких лагерях Ираида встретила кромешная тьма и лютый холод. Мела сильная метель, вокруг – одни сугробы. Ни дорог, ни домов, ничего… муж встретил ее, и под жуткий вой волков, они ходили вместе на машине в свой новый дом.

Автомобиль остановился посреди снежного поля. Водитель сказал:

“Хорошо, мы здесь. Где-то здесь”.

Из. За огромным сугробом нашли так называемый финский дом. Он был рассчитан на две семьи. Две комнаты занимала семья начальника штаба майора Николая Воронова, и одна комната предназначалась Завальным.

После Нового года, Александр стал ежедневно ходить немного до темноты на службу. Пришли все мокрые поздно вечером. Одежду он был одет в мокрый, ботинки по щиколотку стояла вода. На вопрос жены, куда он ходит по снегу, – сказал Завалин:

“Я командир взвода дорожно компанию, мы расчищаем дорогу, чтобы машины могли проехать”.

Ираида выяснили, что машины – грузовики, которые брали журналы на ферму Кагановичский, и там солдаты строили брусовые дома между Сорочинском и Тоцком. Так началась подготовка ядерного взрыва 1954 года. Но никто об этом не знал…

Генеральная репетиция

В Тоцком лагере было четыре финский дом, барак в конце улицы один, пять или шесть хижин возле реки Самара, который был построен во времена правления Екатерины. Где-то до апреля Завалин с его взвод трудился на дорожных работах. И вот однажды в мае, – вспоминает Ираида Васильевна, Александра, как правило, бегут на работу часам к семи, говорит: “Я пойду завтра на девять”.

Ираида помню этот день. Весной лагерь Тоцкий начали теснить мыши. Их полчищами сновали вокруг в поисках пищи. Все женщины просят своих мужей, чтобы дать им ящики, чтобы сохранить пищу. Ираида, слишком, спросил Саша. И теперь, в этот день, он хитрой улыбкой, сказал:

“Сегодня, если все пойдет хорошо, я вам скажу, эта коробка принесет!”

Ираида висело свежевыстиранное белье, когда вдруг произошел взрыв… он был такой силы, что женщина знала, что это что-то ужасное. Как человек, переживший войну, она знала, что звук все взрывы, которые были произведены. Но он не был похож… а потом Ираида вспомнила, как несколько дней назад она прочитала, и ее муж Воронов играл на кухне, в шахматы и разговаривали. Ираида больно, она старалась не слушать. И был в этих словах:

“…40 тонн тротилового пороха…взорвется…”.

Я помнил ее и утром обещают Завалина: “если все пойдет хорошо…” сердце билось, Ираида вошел в дом и, что был, упал на кровать. В домах вылетели стекла, в дом ворон и Zavalnyj уничтожили пробки… все выбежали из дома… мужчин в деревне не было, поэтому женщины могут только догадываться: кто-то думал, что он загорелся склад с порохом, а кто-то – взрыв – дело рук американцев. В это время в небе появился гриб облако черный цвет…а потом из одного дома вышел военный, который только что вернулся с дежурства:

“Что вы говорите! Этот взвод лейтенанта Завалина работал!”

Наихудшие предположения Ираида была подтверждена. К счастью, ее муж был еще жив. Пришли только черные, как у негра, сказал:

“Я был в аду”.

Как и обещал, я принес коробку с порохом под продукты. Взять их от взрыва было запрещено, было приказано взорвать порошок прямо из коробки, но так как я обещал жене, – здесь слово.

Как считает Ираида Викторовна, это была более поздняя имитация атомного взрыва. Она нужна, чтобы научить других, как взрывы, после ядерного взрыва останутся незамеченными…кроме того, необходимо отметить эпицентра.

“Не бойся…”

Летом 1954 года в Калининграде тяжело больная мать Ираида. Ираида решила забрать сына Владимира Тоцкого, тем более, что построил школу. Когда я купил в Москве билет до Тоцкой, до нее дошло, что сейчас все поезда. Кроме того, лагерь Тоцкий стекалось множество военных. В открытую, не zacherley, перевозимые на платформах военной техники…

Где-то в начале августа в Сочи была коллекция, которая впервые публично объявил, что будет произведен ядерный взрыв.

“Помните, что мы говорили с полковником, который специально прибыл из Министерства обороны, напомнила Ираида Викторовна. – “Не бойтесь, говорит он. О взрыве вы будете знать заранее. Подготовить предметы домашнего обихода, ковры. Как вы увидите три ракеты, так что беги к реке, там поставили коврики, лечь на живот головой к взрыву, закрыть глаза, открыть рот. Взрыв будет примерно через пятнадцать минут он будет лежать и пойти домой…”

В толпе была Лиза Антонова, жена Михаила из батальона моего мужа. Она была очень красива Оренбургского казачьего. И поэтому она идет в этот полковник. Один конец юбка лежит два года, другой конец немного старше, и беременна третьим. “Товарищ полковник, – говорит он, – я на твоей взрыва, вероятно, просто третье лицо. Как я должна к животу идти спать в то же время я и двое детей с закрытыми глазами?!” “Министерство обороны детский вопрос не интересует!”, – Лиза встречает полковника и поспешно ретируется. “Ах, так! Шли женщины, чтобы власти!” – призвал всех Антонов и толпы женщин с детьми переехала в штаб-квартиру.

Женщины вскоре изменил свое мнение: “что мы делаем, что? Сейчас, читал, что война, все посторонние могут получить доступ от огня штаб, и убить всех нас с детьми! В конце концов, солдат ордена, будут расстреляны!”. Женщины развернулись и поехали домой.

“Бабий бунт” хороший не как замполит.

“Он угрожал нам с кулаками, Да, цедит сквозь зубы о том, что завтра я буду собирать партсобрание, и там будет охлаждать наши мужья по первое число, — напомнил Ираида Викторовна. – Участник встречи на следующий день был запланирован на семь часов. Мы все собираемся вместе со своими мужьями. Офицер испугался и сразу же перевел его на пять. Но перед этим каждая женщина у себя дома уже “обучили” ее мужа. В общем, на партсобрании во-первых, Миша Антонов, а потом другой сказал, что в день взрыва не придет в положение, если женщин и детей не перевезут в другое место. Так что мы были в Сорочинск, в 25 км от Тоцкого”.

Тогда еще никто не знал, что облако будет поворачиваться в сторону Сорочинск, а те, кто был там, будет страдать едва ли не больше, чем их мужья и отцы в Тоцком лагерях.

“Бомба испытана на нас!”

Ираида Завалина около тридцати лет в истории события в Сочи: собранные в ней материалы, накопленные в три увесистых тома книги.

Завалина сказал с уверенностью: в Тоцком не было 44 тыс. солдат и около 200 тысяч (это было вырыто 400 км траншей). Атомная бомба мощностью 40 килотонн в тротиловом эквиваленте, и 100 килотонн (это можно вычислить радиус зоны, в которой произошел несчастный случай: в селе Елшанка и “Моховце” сожгли 7 км от эпицентра). В этой связи, в зоне взрыва пришла, вся Самарская область (плюс в Тоцком реки Самара, где дожди размыли всю радиоактивную грязь), 15 из 33 районов Оренбургской области, в третьей части Актюбинской области, четверть из Башкирии в радиус радиационного поражения составляет более пяти миллионов человек. От эпицентр находился в 170 км от Самары и в 180 км от Оренбурга.

Весной 1955 года в реке Самара во льду было полно мороженой рыбы, по радио предупредили, что собрать и съесть его. Глубокой осенью 1954 года в совхозах стали гибнуть куры, утки…

Вполне возможно, что последствия их действий в 1954 году действительно играл вниз…”

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*