Главная / Культура / Беременная Гай Германика представила новый фильм и призвала меньше пить

Беременная Гай Германика представила новый фильм и призвала меньше пить

Валерия Гай Германика, представленных на Открытый российский кинофестиваль новый фильм “Мысленный волк”, где она была не только режиссером, но и продюсером впервые. Когда она появилась на сцене, многие не верили, что она беременная, я решил, что это очередной вопиющий, но живот накладной.

фото: Геннадий Авраменко

Однажды она приехала в Сочи с милой собачкой. Это было хлопотное, не только в шоу, но сразу же привлекла всеобщее внимание. Камера была направлена только на дама с собачкой. Германика — мастер пиара и провокаций.

После премьеры вел себя как избалованный и нахальный ребенок, хотя ей уже 35 и скоро станет мамой три раза. Одноименного фильма полностью отличается от литературного источника — сценарий Юрия Арабова. Она давно не под влиянием литературы. Поэтому Роман Варламов ничего общего с ним, и его “Мысленный волк” – это другая история.

У меня нет никаких сомнений, что волк идет за каждого человека. Я изучал богословскую литературу, девять лет. Слышала от сестры рассказ о том, как она стояла на дороге, и последовал за волком, — сказал Германик.

Так был такой фильм, не нравится, что она сделала, прежде чем это хорошо. На снимке я увидела ужас, но Германик сказал: “жанр ужасов меня не интересуют вообще”. В общем, мы оказались в темном лесу, снимали в Карелии, в царстве женщин гонится волк. Существо странно — не совсем волк, а Юлия, конечно, это волк, и опытный. И главное здесь волк Анубис, родом из древних египетских погребальных ритуалов. Возможно, именно поэтому в начале фильма нам показывают стиральной мужского тела, но вопросы остаются. Германика не отвечать на них, считает, что все зрители были пьяны. Аллюзии с красной шапкой, сказал: “пить надо меньше”.

Юлия Высоцкая, кто редко работает с кем-то другим, чем ваш муж Андрей Кончаловский, согласился играть мать и волк. У нее раскосые глаза, накладные ресницы, необычайно широкое лицо, как будто она дочь степей. Мать, дочь и ее сын, и в самом деле, девушка, которая играла мальчика на ночь и страшном лесу. Везде они видят волка. Мать — Высоцкая — периодически убегает в лес и вернулся. На самом деле, мальчики и девочки не сильно отличаются. Как сказала героиня, Высоцкая: “один ключ, второй замок”. Какая тебе разница, кто перед тобой.

Фильм Гай Германики сделал пару дней до первого концерта, он же свежий, если не сырые. И она готова снова снимать, но слишком поздно: Юлия Высоцкая уже занято другим. Как для мужчин, общаясь с ними по регистрам, так

— У меня есть все фильмы Люди какую-то пустоту. Может быть, на подсознательном уровне что-то.

Волк в систему, ее изображения могут быть языческое существо, собака, даже красивый ангел. Почти как Ян Гэ в “Троице”, где все непонятно почему. “Ищу себя как Ян Гэ”, — Германик недобро шутили, что она придет на каблуках из Китая Ян Гэ, представляющий на фестивале самовлюбленный фильм с потугами на религиозность.

Впервые сама Германика, продюсер, создал свою студию.

— Что ты думаешь?

— Это нормально. Я чувствую себя хорошо и вольготно в нем.

Теперь производители возраст, еще совсем недавно, испытывая страх и трепет в ее присутствии, преследует ее, успокойся. Да и созревает Германика на глазах, сколько он ни пытался казаться плохим. Пришло время читать сказки детям. Даже сказали, что: русские народные сказки народов Севера, и Маршак с Чуковским, книги, сохранившиеся со времен их собственного детства.

Александр Лунгин, сын Павла Лунгина — представил “большая поэзия” низкий. Снимали параллельно с отцом, когда он работал на “Братство”, пытаясь рассказать правду об Афганской войне. Герои Лунгин-сын ветеранов. Они из Луганска. На вопрос “МК”, как ее отец общался, Александр Лунгин сказал: “я написал сценарий “Братства”. Вероятно, можно проследить ее влияние в нашем сценарии, но больше никаких пересечений не было. Отец, однако, помог получить деньги от Министерства культуры”.

Но совпадение налицо. Один из героев “великой поэзии” произносит монолог (придумал, а не основан на реальных событиях) про несуществующую награду за героизм в Афганистане. Два молодых коллекционеров, прошедших войну, писать стихи. Один талантливый, а другой нет. Первое стихотворение, “Леха я или не Леха?” вопросы для второй. Другая замена. Поэтическая составляющая была несколько другой сценарий, написанный десять лет назад, и они говорили о войне в Таджикистане. Лунгин не писать стихи, даже недолюбливает их. Но в поэзии — сила фильма, в войне-его слабость. Ребята воюют на востоке Украины, хотя, по словам директора, не история о войне в Украине: “для того чтобы рассказать нашу историю, было бы никакой войны. Герои могут быть в Сирии. Это не имело бы значения. Культура самураев стала путеводной звездой в этой истории”. Лунгин объяснил: “эта страна принадлежит к фирмам. Мы смотрим на них как на людей в погонах, и они кажутся одинаковыми, но это не так. Существует сложная иерархия. На втором этаже находится полиция безопасности КГБ под ними. У них плохие отношения. Наша армия, самые низшие, они охраняют продукты. Что может скрываться за люди в камуфляже? Нам кажется, что они ватники, и все, но это не так”. Что же касается главного героя, Виктора, все относятся к нему как жертва войны, и он, по словам директора, мой Господин, мой Господь.

Александр Кузнецов — три картины в конкурсе фестиваля. Но он был удивлен, что он считается самым популярным конферансье: “это просто хайп, который каждый может произойти и конец. Я выбираю сложных сценариев. Главное, чтобы персонаж был производным от внутренних качеств. Она должна быть конкретной, жесткий, смелый человек, но сентиментальный”.

Снято на окраине Москвы, Некрасовка, возле мусорки терминал. Цвет добавил петушиные бои, где герои отправляются на поиски диска. Борьба с птицами, которые смотрят с сонными экране, отсутствует глаз, как будто лишенными жизни. На платформе вызвала ветеринара, чтобы сделать нокаут-удар и принес птицу до нужного состояния. Но этого было достаточно, чтобы закрыть глаза, чтобы петух впал в ступор. Закончилось все банально и бессмысленно. Крови. Поэзия не спасет никто — ни директор, ни его персонажей.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*