Главная / Культура / Актриса Юлия Рутберг устроила спиритический сеанс с Анной Ахматовой

Актриса Юлия Рутберг устроила спиритический сеанс с Анной Ахматовой

“Какой грех вы считаете самым важным?” “И стреляли бы Сталин, если он был казнен?” И это только два вопроса из тринадцати, дали Анне Ахматовой во время сеанса гадания не в каком-то тайном обществе, и в серьезном академическом театре имени Вахтангова. Его ведущей актрисы Юлии Рутберг в час превратил пространство в арт-кафе театра в поэтическое кабаре с элементами спиритического сеанса, название которому “13 вопросов Анне Ахматовой” (реж. Антонина Венедиктова). Преимущества этого удивительного проекта оценивалась обозреватель “МК”.

Фото: Валерий Мясников

Юлия Рутберг.

Вечер поэзии — это звучит культурно, но как-то старомодно. Театр Вахтангова добавил новое измерение к литературным отдыха. На небольшой эстраде за роялем, музыкант (Алексей Воронков), внушительный портрет реальной героиней вечера Ахматовой в профиль и Юлия Рутберг в элегантном брючном костюме у микрофона. Публика за столиками.

— Со дна смерти Анна Андреевна пошла 53 лет, — сказала актриса. Для вечности-это мгновение, для человеческой жизни — несколько новых поколений… так что я подумала, что сегодня привлекает людей к Ахматовой, какие вопросы они обращаются к ней и какие ответы она нашла.

Поэтому актриса пришла идея такого проекта. Как и любое средство, он объявляет правила игры, которая с помощью директора Антонина Венедиктова начинали с Анной Андреевной. И, что, по словам современников, была “так прекрасна, что все на улице пялились на нее”. Хотя Анна Андреевна относилась к себе с иронией: “Я всю жизнь могла выглядеть по желанию — от красавицы до безобразной”.

Поэтому, желая получить ответы на волнующие вопросы, актриса обратилась к своим коллегам из прошлого (“Мир искусства” – журнал русских символистов, 1898-1904 гг. — М. р.), а именно главный режиссер театра кукол, режиссер театра, пантомимы и клоунады, актриса Московского театра мюзикла, а также PR-менеджер, без которого сейчас никуда. И по ее просьбе, представителями Рутберг спросил Ахматову, десять вопросов, и ответы на них нашел в ней стихи. В целом из 40 вопросов были запланированы, чтобы оставить 10, но в опросе мешал Анна Андреевна и выбрал магическое число 13. И 13, Кто не знает, не какая-то там чертова дюжина, и особое количество Вахтангова: театр родился 13 ноября 1921, который в следующем году отметит свое 100-летие.

Юлия Рутберг выдержать жесткий ритм сессии поэзии, в которой божественный стих, вопросы и поэтические ответы, актрисы комментарии к мифы об Ахматовой и их развенчание. Например, о несчастной любви, которое долго преследовало поэта. Но так ли это?

— Да, Ахматова имела много любовников, не говоря уже о мужьях, — рассказывает актриса, — и они отвечали ей взаимностью. Но в поэзии у нее другой: “мой муж — палач. И дом его-тюрьма…” или “мой Муж хлестал меня узорчатым / двойной сложенный пояс…”. Действительно, поражаюсь сам такой проход был вынужден оправдываться: “мне жаль, потому что эти линии имеют репутацию садиста! Про меня пустил слух, что носить пальто (а у меня пальто еще не существовало) и цилиндр (цилиндр у меня, правда, был), взбитые с рисунком, двойной сложенный пояс не только своей женой Ахматовой, но в своих юных поклонниц, предварительно раздев их догола”.

Актриса настолько элегантный и точный контроль поэтическое и театральное структура, которая невозможна между строк и комментарии, чтобы вставить аплодисменты. А зрители (и это видно) очень хочется рукоплескать великолепный стих, прекрасная подача, артистизм Юлии Рутберг. Поэзия со вкусом оформлены с фрагментами музыкальных произведений Шостаковича, Рахманинова, Баха… и постепенно, за вопросы, на которые актриса отвечает От имени поэта, вырисовывается трагический образ поэта, женщины, матери. Похоже, что авария была ее второе слово после поэзии: “смерть, накликать сладкий / и гибли один за другим / о, Горе мне! Эти могилы / предсказаны словом моим/”. Это ее ответ на вопрос “что вам, жалко?”

С ним связан жестокий миф о том, что Анна Андреевна обвиняет в нелюбви к сыну. “Все Левы детство провел с бабушкой, мать, отец, Николай Гумилев. Для Ахматовой в Фонтанном доме, он пришел после школы. Отношения всегда были сложные, но ухудшилась в 56-м году, после освобождения из ГУЛАГа. Он считает, что мать виновата в том, что его преследовали, обвиняли в отсутствии помощи и “поэтической личности”. Анна Андреевна и ее сын так и не помирился. Он пришел к ней в больницу, прежде чем она умерла, но ему не разрешили. Хотя его было достаточно, чтобы он “просто пришел и сказал, Мама, шить мои кнопки…”. Для него она стояла в Крестах 300 часов, обратились за помощью ко всем, включая самого Сталина. Ведь “реквием” – это история Ахматовой и ее сына…

Провокационный вопрос: “если вас пригласили на казнь Сталина и пригласили на съемку, вы бы это сделали?” — “В страшные годы ежовщины я провела семнадцать месяцев в тюремных очередях в Ленинграде. Как только кто-то “опознал” меня. Потом за мной женщина с голубыми губами, которая, конечно, никогда не слышал моего имени, очнулась от свойственного онемение всех нас и спросила меня на ухо (Там все говорили шепотом): “А это вы можете описать?” И я сказал “Может”.

Характеристика рассказ Ахматовой был связан с Александром Вертинским. Весной 1946 года она и ее друзья были в доме Бориса Пастернака в Лаврушинском переулке. Пришел блокадница Ольга Берггольц и Александра Вертинского, вернувшегося из эмиграции. Он очень хотел вписаться, много говорили, читали стихи, а потом имели неосторожность заявить, что “никто здесь, в России, не может любить Россию так сильно, как они любили ее там, в изгнании”… пришла ужасающая пауза. Ахматова встала с дивана и сказала, что в этом зале есть те, кто пережил блокаду Ленинграда и не покинул город. И в их присутствии слова Вертинского, по крайней мере, бестактно… Вертинский пришлось уйти.

И в конце вечера актриса спросила Анна Андреевна гадания. Надо сказать, что их желания, царица русского стиха была очень избирательна и некоторые из вариантов наблюдается равнодушное молчание. Но на вопрос: “какой грех вы считаете самым важным?” — ответил с первой попытки:

— Помолись за ночь с тобой

Вдруг проснуться знаменитым.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*