Главная / Культура / Актерские ляпы “звезд” на сцене: Мишулин, Миронов и другие

Актерские ляпы “звезд” на сцене: Мишулин, Миронов и другие

Как вы знаете, художники держат в своей голове сотни ответов и десятки ролей. Многие помнят наизусть даже студенческие спектакли, но почему-то в самый неподходящий момент, зазубренный текст вылетает из его рта в несколько искаженном виде. И тогда он становится достоянием зрителя и пересказывала коллегам в курилке.

А. Миронов и Р. Рихтер в спектакле “бремя решений”. Фото: пресс-служба театра Сатиры

“Тот факт, что мой приятель говорил дерьмо обо мне…”

Театр сатиры. Спектакля “бремя решения” о кубинском ракетном кризисе. Братья Кеннеди сыграть Андрей Миронов и Юрий Васильев. Министр обороны Макнамара — Михаил Державин и Спартак Мишулин выступает в качестве начальника штаба армии США. Там был такой диалог:

Президент Кеннеди (Андрей Миронов):

— Что у вас, Томпсон? — он обращается к Микелино.

— В пятницу назначил Брам-бюстгальтер-Биа…

Спартак Мишулин не мог правильно произнести слово “взрыв”. Ему посоветовали написать броское слово большими буквами в блокнот, который он сделал. Вышел, держа свернутую тетрадь трубки. На вопрос президента “что у вас, Томпсон?” открыл ее, хотел прочитать “бомбежки”, и ноутбук предательски свернулась обратно в трубочку. И история проклятое слово снова. Каждый раз, когда на сцену ждали с ужасом.

И вот одна из его листьев Спартак Мишулин. Вы должны задаться вопросом президент. И вдруг ответ:

— В пятницу назначил бомба.

Вдруг забыл текст. Миронов был так смущен, что неожиданно превратился в другого генерала:

— Почему ты молчишь?

Сюрприз:

— Я что? Я делаю в конце сцены сказать.

Чувствуя, что события приобретают неожиданный поворот, директор кричал оператору: “выстрели в меня!”. Впереди время раздался выстрел, и Андрей Миронов, прыгнув в луч света, что президент ранен. В общем, вторая часть играл за семь минут и дали занавес, за которым актеры в истерике уполз обратно. И публика отождествляет с убитого президента, отправился в тихое недоумение.

Но чтобы выйти с достоинством из ситуации, которая может поразить каждого, но не каждый добьется успеха. К мастерам, чтобы выйти из пикантной ситуации рассматривались Георгий Менглет, который сочетает в себе спокойствие и юмор.

Спектакль “Бешеные деньги”. Актриса просит Менглет: “ты принес деньги?”. Ответ аудитории: “нет, ты представляешь, что со мной несчастье. Мой человек, которого я любил как сына, обокрал меня и сбежал, должны быть в Америке”. Что Телетел — Михаил Державин — отвечал ему: “то, что можно украсть, не то что до Америки, до Звенигорода не достигнет”.

И вот Менглет на одном из спектаклей на вопрос, привез ли он деньги, вальяжно так отвечает:

— Конечно, нет. Тот факт, что мой приятель говорил дерьмо обо мне…

Пауза. Державин, давясь смехом, спрашивает:

— Что приятель сделал?

И, не моргнув глазом, Георгий Менглет выдал:

Что, обокрал меня, глухой?

“Пьяница может играть каждый… разница только в том что один художник-три штампа, и добрые двадцать три”

Играть пьяного — это высший пилотаж, которым владеют единицы, в один голос уверяют опытные художники. И добавить, что пить в театре — это глубоко трезвые. Пьяный никогда не сыграет пьяного. В лохмотьях, пьяный актер будет скучно и неинтересно.

Ольга Аросева, актриса Театра сатиры, сказал: “пьяница может играть каждый более или менее успешно. Единственная разница заключается в том, что один художник-три штампа, и добрые двадцать три”.

Непревзойденный мастер алкогольными случаях были абсолютно непьющий Владимир Lepko, премьер Театра сатиры. В концертах он уступами с удивительными номер “лекция о вреде алкоголя”. На этапе бизнес-партнер с портфелем и путем голосования скучный лектор, честно отрабатывает свою пайку, начал читать: “Ной виноградники… к сожалению…” и быстро ушел за кулисы. Возвращался, и зрители увидели другой человек — веселый и с большей заинтересованностью рассказывающего о вреде алкоголя. На лице художника, время от времени, идя за кулисы, или нырять под подиум, отражены все стадии опьянения. Зрители взревели, не в состоянии фиксировать изменения в мимике, в движениях…

Но в истории случаи, когда театр внимательный зритель ловится на лжи, и актеры, конечно, слышал от первой строки “в чайном удар”. И он говорит, что во-первых, не надо держать зрителей за дурака, а во-вторых, пренебрегать исходящий реквизит. Очевидно, поэтому в финале спектакля “Как пришить старушку”, долгосрочный хит Театра сатиры, с самого начала было решено пить настоящее шампанское и настоящая водка.

“Есть такая эмоциональная, красивая концовка, которую режиссер Миша Sonnenstrahl решил, что это должно быть, — рассказала актриса Ольга Аросева. И тогда зрители всегда чувствуют, что в этом алкогольном вопросе мы не обманываем”.

Управление производительностью выпущено 200-300 рублей. Если учесть, что очень популярны “старые” с Ольгой Аросевой в главной роли в месяц играл несколько раз за сезон, он стоил театра в 11-12 тысяч. Но, по словам директора театра Мамеда Агаева, это не в счет: “мы играем очень хорошо зарабатывает и может себе позволить”.

“Я пережил два кошмара: ходить по сцене на каблуках и нашел ботинки сорок третьего размера”

А какая комедия без изменения мужчину к женщине? Этот этап позволяет даже самые грубые мужчины переживают моменты слабости, нежности и капризная недугов. На волосатость скрывает кривые ноги дымчатый нейлон, и пена, уложенная в бюстгальтер, который имитирует грудь пятого размера.

Спектакль “Молчи, грусть, молчи…”. Михаил Державин в паре с Александром Ширвиндтом, изображала женщину средних лет и, судя по одежде, выше среднего доход.

Михаил Державин: “я испытал два ужаса — ходить по сцене на каблуках и нашел ботинки сорок третьего размера. О, это была история, когда я хожу в магазины сандалий в Чехословакии. В кепке, в плаще я шел вдоль зеркал и думал хорошо бы купить туфли поэлегантнее, и главное, мне удалось доползти до центра сцены, а потом вернуться.

Я серьезно изучал исполнения женских ролей мужчинами. Я поняла, что вообще кривляние при исполнении женской роли недопустимо. Нет ничего хуже, чем когда женщина играет в своей непривлекательности. И самое главное: все зависит от партнера, в моем случае, как Александр, стоящий рядом, смотрит на меня. Я ловлю его взгляд и понимаю, что я как-нибудь стерва”.

Главный комплимент заслужил Михал Михалыч, это оценка его телосложения. “Какие красивые ноги”, — сказала она ему дамы. И только коллега Ольга Аросева вернул художника к земле и был озадачен: “Миша, — сказала она Державин, — у меня же ноги”. Это означало, что актриса? Но давний партнер, прокомментировал свой успех: “старая кобыла борозды не испортит”.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*