Главная / Культура / Актер Валентин Смирнитский объяснил закрытый образ жизни

Актер Валентин Смирнитский объяснил закрытый образ жизни

Возраст-это философское понятие, а вполне конкретное, личное. Каждый человек должен понять, что он жил на свете разных лет, то стакан может быть наполовину полон или наполовину пуст. Совсем недавно замечательный актер Валентин Смирнитский был 75. Вы не верите? Никто не верит в это. Но для (приложить немало усилий, чтобы вновь позвонить ему Портос) Валентина Григорьевна вопрос об возраст очень серьезный. Это легко, но… вот об этом “но” мы сейчас и поговорим.

фото: Геннадий Черкасов

 

— Валентин Георгиевич, вы 75. Вы философски относитесь к возрасту? А именно мой собственный?

— На самом деле философски пытается быть. Хотя, конечно, печальный момент, достаточно доволен этим, как вы знаете, 75-это 75, это серьезный возраст. Я на самом деле не это не так, тьфу-тьфу-тьфу, но тем не менее это факт свершившийся. Да, я ко многим вещам стараюсь быть философские, но это, наверное, возраст.

— Я помню, как Сергей Владимирович Образцов, когда ему было 80, он сказал, что почувствовал свой возраст только когда наклоняешься для тапочек, вставая с кровати.

— Я о том же. Да, трудно делать какие-либо физические упражнения, скрип костей — ну, все, что сопутствует возрасту. Но я в порядке. Обычно я езжу за рулем, у меня все нормально со зрением, со слухом. Тогда я по-прежнему функционировать в профессии, играл много спектаклей в кино… раз плюнуть три раза через плечо.

— Но актер всегда нужно быть в форме, это еще и спортивный момент.

— Конечно, я тоже попробую. Есть много вещей, которые вы должны обратить внимание, начиная с питания. Я хожу в бассейн, у меня он рядом с домом.

— Сколько раз в неделю?

— Да, почти каждый день. У меня есть домашний тренажерный зал, но я использую только бассейн, машины не ходят. Вы знаете, я полностью поддерживаю его.

— Ну, другой режим должен соблюдаться как спортсмены периодически взвешивать?

— Строго, конечно, я сам не, но, конечно, попробовать. Хотя вес я не набирала, наоборот, в пожилом возрасте человек начинает терять вес.

Но есть принципы. Вот Познер, например, 85 лет.

— Выглядит потрясающе!

Или Ширвиндт Александр Анатольевич тоже недавно исполнилось 85 лет. Правильно, он разработал систему защиты от внешних негативных воздействий, подняли эту маску…

— Думаю, да. Несмотря на то, что он имеет очень сложное положение — он еще и художественный руководитель, и я знаю, что это такое, Ширвиндт сумел построить свою жизнь так, что это не то что конфликт, но просто не позволяет такого рода держит его на расстоянии.

— Все-таки у него потрясающая ирония…

— Да, это работает. Ну, на самом деле, он жил так всю жизнь. Я знаю его очень долго, потому что он получил в Театре Ленинского Комсомола, где он работал, — я думаю, что более в 50 лет я знал его. Мы играли вместе в одни и те же представления, я иногда участвовал в его сатирических программ, даже когда он был молод. Я подошел к нему с большим уважением, почтением и как бы невольно наблюдал за ним, даже когда он уже работал в Театре сатиры. Здесь он имеет уникальное качество, он закрыл…

…Что позволяет ему быть в отличной форме. Ну, вы оба защищены от внешних воздействий? Я морально имею в виду. Или может тебе не нужен?

— Нет никакой необходимости. Это вообще нужно для профессии.

— Абстрагироваться?

— Конечно. В нашей публичной профессии-это очень утомительно: это внимание, общение, отношение к тебе людей. Ну, это случилось. Не потому что ты какой-то уникальный или блестящая, но такая профессия. Я уважаю любую профессию ремесленников в хорошем смысле этого слова, и сам, по сути, пытается считать таким образом.

Но есть плюсы и минусы. С одной стороны, как вы, я не сомневаюсь, но люди так раздражают — в объятиях задушить, и не знают, как выбраться из нее.

— Конечно, придется закрыть. Я, конечно, не как в городе, но я стараюсь, мой круг общения довольно узкий. Я стараюсь быть очень тихо и скромно в общественных местах появления, и самое обидное открытие для меня, конечно, раздражает, как и любое другое. Вообще я довольно век частную жизнь, грубо говоря, не ходит снаряжением, за редким исключением, когда дело доходит до моих близких друзей.

— Что так дешево, чтобы пролить себя, как некоторые из ваших коллег, перепрыгивая с одного ток-шоу в другое-это какая-то девальвация сама по себе получается.

— Думаю, да, хотя я не хочу судить, каждый живет так, как он считает нужным.

– Коэффициент спроса. Как правило, художники востребованы в таких программах, несколько появляются, и те, кто не имеет работы, просто попробуйте еще раз напомнить о себе.

— Может быть, но я не знаю. Они говорят, что деньги за это платят, кто-то делает это. Бог знает, что это судьба каждого человека. Человек выбирает свой путь, ничто не может быть сделано.

— Я замечательная актриса и сказал: “я только за, что деньги придут”.

— У меня нет никаких сомнений.

***

— Но жизнь за стенами театра и кино. Ведь жизнь полна несправедливости, и вы столкнулись с этой проблемой, как и любой другой человек. Как вы смотрите на это слишком близко, пытаюсь смотреть философски?

— Я стараюсь не говорить об этом, хотя у меня много раздражает, конечно. Все-таки, я родился, получил образование и стал популярен в знаменитой эпохи.

— В Советском Союзе.

Да, я потратил большую часть своей жизни прожил там. Мне жаль, что я родилась, когда Сталин правит. Потом был Хрущев, потом Брежнев, годы я прошел через все, будучи художником, достаточно хорошо известным. И очаровывает всех плохих вещей, которые я пережил, так что мне есть с чем сравнивать. И он не переносит меня на какие-то радикальные заявления, жизнь сложна. Никто из нас, дожив до 90 лет, даже подумать не могла, что можно такую страну случиться. Произошло. Даже в недавние эпохи, тот же Ельцин теперь мы выглядим вот так с сегодняшней колокольни и понимаю, что Ельцин, с одной стороны, что-то сломалось, и помог сделать это, но с другой стороны, он так много сделал, а теперь иди и невозможно. Это тоже страшные 90-е годы. И сколько людей погибло, Сколько поломанных судеб в нашей профессии и вообще.

— Тогда же про наше время говорить.

— Наверное, но вот почему я все радикальным действиям, постарайся быть осторожным, потому что это все, что я пережил, видел. Я жил. Меня иногда спрашивают: Вот вы столько лет живете и думаете об эпохе Брежнева? Я сказал, ребята, разные, однозначно не скажешь. Ведь брежневской эпохи стало искусство эпохи Возрождения.

— Да, вроде бы тупик, и все было в цвету.

— Все расцвело: кино, театр, литература. И это была страшная цензура, и, таким образом, был положен на полку Фильмы, запрещенные наверняка книг не относятся к нему. Все это произошло на моих глазах, и в некоторые вещи я там был: спектакли, в которых я играл, забанили, закрыли. Ну вот, чтобы определить жизнь одним словом? Невозможно.

***

— В предыдущих интервью вы сказали, что Портос похож на что точно так же, как он, любят комфорт. Это означает, что это время для личной жизни и вы просто должны пойти в вашу семью?

Ну, по крайней мере я в таком возрасте, что я был спасен. Я ухожу.

— Главное, где.

— Да, это мое спасение. И когда я говорю: Ну, ты там в Испании, собираетесь эмигрировать? Я не собираюсь эмигрировать, но мне там комфортно. Для меня там не хватает, я там очень сильно защищен, я там душой отдыхаю. Не потому, что там очень хорошо, и я жить, как Абрамович, нет. Там я читала книги, мне они спокойно гуляют, ну, у меня свободное время есть. Хобби, которое успокаивает меня. И приехать сюда, работать здесь, получить свою порцию удовольствия, неудовольствия, или как заработать деньги. Еда там и душевно отдохнуть, не более того.

Но ненавистников скажу вам: если бы у тебя была дача в Красная Пахра, вы могли бы там побыть в одиночестве?

— Нет. В Красной Пахре, пошел на рынок рядом, мне было бы приятно повышенное внимание, и в Испании не используется, есть только несколько я знаю. Я живу там тихо. В Красной Пахре, я пошел бы и две мои бабушки трое будут знать, и это приносит мне дискомфорт, я устал от этого. Я уже прожил жизнь.

— Прицепы для вашего выражения о трех баксов. Мы говорили с Кончаловским, когда ей исполнилось 70, и все еще был жив его отец, Сергей Владимирович, он сказал: “Да, я чувствую себя ребенком, когда мой отец жив. И когда люди приходят ко мне женщины и говорят, что они моя одноклассница, я хочу убежать от них”. Вы упомянули бабок, и поэтому в свои 75 рассмотрит довольно молодой?

— Нет, я не, Конечно, это обиходное выражение. Я называю себя дедки. Недавно моя дочь родила ребенка, я дедушка.

— Поздравляем!

— Ну, я Дед, я это с юмором и философским отношением. Можете ли вы рассказать нам забавную историю, которая произошла с моим другом, известным художником, к сожалению, уже поздно, так как он одна остановка троллейбуса от молодого человека стал дедушкой. Он был импозантный, красивый, молодой вид, но уже в летах преклонных. Ходили с сыном в автобусе, одну остановку ему пришлось пройти. Вошли пальто, элегантный, модный. Его похлопали сзади леди, сказал: “молодой человек, передайте билет”. Он передал. На автобусной остановке на углу морозилки. Сын говорит: “Папа, давай купим мороженое”. — “Ну, выбирай, что хочешь.” Сын был выбирать долгое время, девушка стоит, смотрит на него, мой приятель сказал: “Сынок, ну возьми.” И продавщица сразу: “сын, дедушка прав, взять это мороженое”. Так что мой приятель тут же отвернулся от юноши до деда. Этому надо философски, с чувством юмора. Поэтому когда я говорю “бабушка…”, она может быть младше меня, бабушка. А мне, как ни странно, довольно часто обращаются “молодой человек”. Жена смеется.

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*