Главная / Общество / 75 минут из 200 часов: Аскольд Куров снял фильм о «Новой газете»

75 минут из 200 часов: Аскольд Куров снял фильм о «Новой газете»

Картина не демонстрировались в широком прокате, но была показана в Праге и на фестивале “Меридианы Тихого”.

Диляра Тасбулатова

Главный герой здесь, конечно, легендарный Дмитрий Муратов, он же главный редактор “Нового”. Однако, в конце фильма будет переизбран (?!), к некоторой путанице не только Курова, который провел несколько месяцев бок о бок с Муратовым, и, так сказать, для нашей прогрессивной общественности.

С Муратов привыкли, он уже четверть века рулит, половина-жизни, можно сказать: и он, конечно, и душа эта газета, и шторм журналистов, и ее пугала, и символ. Бренда в целом. Однако, скандалом здесь не пахнет, его переизбрание, он сам инициировал, отказавшись участвовать в выборах: видимо, все-таки устал за эти годы. Устал, но все же оставляет за собой право вернуться (в фильме он явно на это намекает).

…Я, кстати, несколько лет работы с ним: обаятельным мужчиной, тогда еще учти парень, остроумный и легко собирается, разбирается быстро ответил мгновенно; любовь замечательных людей, которая сама по себе всегда была окружена; и я должен сказать, понимает, как делать газету. Они начали небольшой группой отделяться, кажется, из “Комсомольской правды” – вместе с Михайлович (Сергей Соколов называется, которого Бастрыкин в лес вывозили, известная история) и Акрама по Murtazaeva, звания гения. Акрам писал более короткие изречения, “АКМ” в каждой комнате. Это его перл: “Wirtualna реальности” (заголовок большой статьи) или “не спиться б, няня” (АКМ).

Однако, из старой команды мало кто остался, и самых отчаянных журналистов, автором не раскрывается по соображениям безопасности; так что в кадре почти все время очень молодых да ранних, новое поколение идеалистов. Аскольд, как я понимаю, и он идеалист, и это логично: скажем, циник в голову бы не пришло снять фильм о буднях редакции оппозиционной газеты.

Однако, это может даже не циник ли он или, скажем, прагматиком или идеалистом: в других случаях даже не это главное, а мастерство. Я понимаю, что фильм намеренно снят в стенах редакции коридорах и кабинетах, встречи, приемы и беседы, и эта задача не так проста, как может показаться. Так снимать сейчас мода на румын: камера выдавливается, например, в тесной квартире, где почти нет “воздуха” возможности красивых панорам и сохранение ландшафтов – нарочитая строгость которой автор оспаривает практически невозможно.

Забавно, что сначала Аскольд испугался и даже не переполнены (эта техника была намеренной, но умения ему не занимать), и тот факт, что фильм был “юбилейный”, в аккурат к 25-летию газеты. Как же эти “корпоративные” эдак, Юбилейный мост, мы все знаем, это почти как фото на память, привет из Сочи, на переднем плане директор в Панаме, за учет. Стрелять мало кто хочет, разве что писак за деньги, но Аскольд Муратов дал полную свободу – делай что хочешь и как хочешь, у меня даже есть материал для исследования не будет.

В общем, не знаю как у кого, но фильмы по будням издания, но все-таки, где подстерегает опасность (“новая” приводит печальный рейтинг журналистов, убитых) – это всегда интересно. Тем более, что Куров, благодаря своему мастерству, делает его “производственный” фильм невероятно гибкими с все ходил взад и вперед по коридорам, эти встречи и просто поговорить об этом и что он полон чего-то, что ли, значение. Даже, скажем, тайной, так и ждешь, что сейчас что-то произойдет.

Что будет, я напишу сейчас немного отвлекусь – помню, что “новый” был конференц-зал, а таких нигде не уснет, даже если с похмелья. Здесь “работа на каникулах”, я помню, когда я приехал туда, ему плевать на зарплату в два раза больше, полуглянцевая, где я устал писать сколько мешков еще одна голливудская звезда.

Но нет ничего и никого идеализировать: все как уклончивый человек, “жесткий”, человек есть человек и не идеальные места. Но какой-то период романтических надежд, конечно: на самом деле, я, например, искал Вячеслав Измайлов, который спас около двухсот человек из чеченского плена, невидимый герой, скромный с виду человека. И в самом деле, человек из железа, смешанного с золотом, хотя золото является мягким металлом… вот бы кому дать Нобелевскую мира: он жил только ради этих пленных, даже семьи, потому что они потеряли (они должны были уехать за границу, тоже было опасно).

…Это было 20 лет назад, но, судя по фильму Курова, “новом” месте samovosproizvoditsja: одно время я думал, что уже было интересно. Интерес, однако, “размялись” в новейшей истории России – когда вы находитесь в редакцию пришло письмо с порошком внутри отправить, и надо вызывать ликвидаторов в Хисамицу костюмы, Совет муфтиев в Чечню, чтобы объявить священный джихад на тебя… я уже не говорю о бесконечных угроз и прослушки. Как Ленка Милашину избили и угрожали даже убить.

И пока я ребята всегда называли mentawak (журналисты “Новой” постоянно откладывается из-за отсутствия прописки, там работы много “не местных” как-то раз меня поймали, помню), но пришлось спасать, в буквальном смысле, от экстрадиции в Узбекистан, где журналисты “Новой” Феруз Али ждал смерти, такого на моей памяти не было. После 20 лет, режим стал более жестким: убийство Политковской, Маркелова, Бабуровой, Эстемировой и загадочной смерти Щекочихина произошло в относительно недавнее время.

Ну и с точки зрения артистизма, мастерства и Кирилл Sakharnova Курова, режиссер монтажа. Они оба работали, что называется, “на разрыв аорты”: когда из двух сотен часов отснятого материала (Куров почти жил в редакции) еще 75 минут – к сожалению, это почти подвиг. То есть, Куров не полагаться на samegreloshi материала, его значимость и “скандальные”, мол, и так съедят, уж больно актуальная тема. И вот что-то эффект “док”, когда история растет ничего, кроме изображения. Зритель, наивность и невежество, могут подумать, что это сделано прямо – взял кусок, пошел следующим. Как кинокритик со стажем, заявляю, что то, что мы видим в результате длительного присутствия автора в редакции – работа является сложным, тонким. Это уже не доктор, и большой, как писали в советских газетах, холсте.

И монтаж, конечно: Кирилл 4 месяца установила, а как он это делает, я, слава Богу, знаю, что он и наш фильм о Холокосте, в сборе, микрон они звучали темпо-ритм. Я понимаю, что “профан”, так называемого среднестатистического зрителя, все равно, кто там что проверяет микрон, он должен получить впечатление – и, возможно, даже, как ни странно удовольствие (я смотрю фильм о жизни таких газетах, как раз, вы будете смеяться, и есть).

Вот сам, как говорят, жизни, рассказал, какой должна быть композиция фильма: во время съемки, было неясно, согласится ли Россия не депортировать Али в Узбекистан. Снят процесс восстановления. И теперь, финале – слава Богу, все закончилось хорошо, али бесплатно, его удалось спасти…

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*