Shell наращивает продажи моторных масел с завода в Торжке в пику баталиям РФ и Запада


(Рейтер) Испортившиеся отношения
между РФ и Западом почти не повлияли на российский бизнес
англо-голландского концерна Shell по производству смазочных
материалов.

Санкции, введенные Западом против России из-за политики в
отношении Украины, вынудили иностранные нефтегазовые компании
прекратить работу на некоторых российских добывающих активах. К
примеру, Shell заморозила один из совместных с Газпромнефтью
upstream-проектов в Западной Сибири.

Тем не менее объем продаж предприятия Shell в Тверской
области вырос с 2014 года почти в 2 раза, в том числе благодаря
обесценению рубля, сказал Рейтер директор завода Максим
Соловьев.

Россия занимает четвертое место в мире по объему потребления
смазочных материалов, а Shell стала первой иностранной компаний,
открывшей в октябре 2012 года завод по их производству в
Тверской области.

«По результатам прошлого года продажи смазочных материалов
Shell в России и других странах, входящих в региональный кластер
Европа/Африка, составили порядка 120 миллионов литров. Это
рекордный для нас объем», — сказал Соловьев.

При открытии завода компания планировала выйти на полную
производственную мощность в 200 миллионов литров в год в 2018-м,
но позднее умерила свои амбиции и теперь надеется достичь этого
объема лишь к 2027 году.

«Если сравнивать с 2014 годом, то, во-первых, у нас объем
вырос почти в 2 раза. Соответственно, и портфель вырос точно в
2 раза по сравнению с началом 2014-го», — сказал Соловьев.

По его словам, портфель смазочных материалов завода в 2017
году расширился до 180 видов продукции с 38 в 2013 году.

Соловьев добавил, что обесценившийся рубль позволил компании
ввести в ассортимент завода в Торжке сложные,
высокотехнологичные продукты, производить которые раньше было
невыгодно.

МИНИМАЛЬНОЕ ВЛИЯНИЕ

Представитель Shell Сергей Стародубцев ранее сказал
журналистам, что санкции оказали минимальное влияние на бизнес
Shell в сегменте downstream в РФ: компания перестала продавать
смазочные материалы на территории Крыма, куда до санкций
поставлял менее одного процента производства.

Соловьев сказал, что реализация смазочных материалов с
завода производится через сеть официальных дистрибьюторов Shell
в соответствии с международными нормами и санкциями. Сами по
себе крымские номера на автомобиле не являются поводом для
отказа в его погрузке, добавил он.

«Мы загрузим автомобиль с любыми номерными знаками, которые
признаны РФ как легитимные, при условии, что он прибыл на завод
согласно графику, исправен и отвечает нормам безопасной
эксплуатации», — сказал директор завода.

Завод в Торжке был построен для удовлетворения потребностей
клиентов в России и в Таможенном союзе при быстрой и дешевой
поставке и том же качестве, что и в Европе.

Соловьев сказал, что если в 2014 году экспорта масел из
Торжка практически не было, то за последние три года Shell
начала поставки в Белоруссию, Казахстан, Узбекистан, Монголию,
но отказался дать точные цифры, назвав эту информацию
конфиденциальной.

Росло потребление масел Shell и внутри России, добавил он.

Потребители продукции Shell — как частные владельцы
транспорта, так и компании, работающие в сфере грузоперевозок,
сельском хозяйстве, строительстве, металлургической и горной
промышленности. Крупными клиентами завода являются компании
Алроса, Норникель, Sahkalin Energy, Cургутнефтегаз, Hyundai,
Scania и другие.

«Какие-то секторы рынка растут быстро, какие-то медленнее.
Россия является страной с большим потенциалом для роста, и мы
хотим быть представлены во всех секторах», — сказал Соловьев.
(Олеся Астахова. Редактор Андрей Кузьмин)